Дорогие форумчане и гости нашего форума! МЫ ПЕРЕЕХАЛИ!! Это наш новый адрес: msfiction.ru. Мы будем очень рады увидеться с вами в нашем новом доме!


АвторСообщение



Сообщение: 1
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.12 21:43. Заголовок: Дилогия "Шторм д..


Дилогия "Шторм длиною в жизнь".
том 1. "Кровные узы"
Автор: Marion
Бета, она же Гамма: Песчаная Эфа.
Жанр: Джен. Плюс таки прилично крови.

1. Дежа-вю
2. Сквозь боль
3. Капитан и его ведьмы.
4. Да простят тебя небеса
5. Ночь была проклята.
6. Когда рассвета не ждут.
7. Меч сквозь душу
8. Другая
9. Пепел феникса

Благодарность: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 12 [только новые]





Сообщение: 2
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.12 21:44. Заголовок: Кровные узы 1. Дежа-..


Кровные узы
1. Дежа-вю
Уже три месяца прошло с их злополучной встречи со Скрэтчем. На море был практически штиль, и "Номад " гордо покачивался на небольших волнах. Паруса ослабли, и свисали, точно крылья уставшей птицы. Фаруз и Ронгар, Брин и Дубар, а с ними и Дермотт, отправились на камбуз - время вечернее, пора ужинать. На палубе виднелась только одна фигура - фигура молодого капитана. Ветер трепал его уже достаточно длинные каштановые волосы, а любимица Востока - луна - освещала красивое, но с отпечатками перенесенных страданий лицо. Тишина была такая, что от нее закладывало уши. Не слышно было даже голосов команды. То, что произошло в следующую секунду, трудно было предугадать, а объяснить - и вовсе невозможно. Свист ветра, волны, ураган... до этого "Номад" не нуждался в управлении, потому что из-за штиля почти не двигался, и первый же шквал сильно накренил его. На камбузе посыпались на пол люди и кружки, оружие и еда. Синдбад не успел удержаться за ванты, и с силой был выброшен за борт. Он еще схватился за фальшборт, но вторая волна, тут же последовавшая за первой, смыла его в морскую пучину.
Вода хлынула в рот, когда он попытался позвать на помощь, и капитан ощутил, что вот-вот пойдет ко дну... он судорожно начал двигаться, пытаясь выплыть. Наконец, ему удалось вдохнуть жидкий ураганный ветер. Он держался на плаву, и уже не пытался кричать - сквозь шум грозы команда, суетившаяся на корабле, все равно не услышала бы его... Вдруг, сделав очередной взмах рукой, он ударился о что-то твердое. Это была бочка с"Номада". Устало вздохнув, Синдбад схватился за нее рукой и отдал себя на волю волн.
После урагана прошло уже два дня. Сломанная мачта, дыры в обшивке - "Номад" определённо нуждался в срочном ремонте, ну хуже всего было то, что Синдбада все еще не нашли. К тому же, пропал Дермотт. Дубар стоял у штурвала, мрачно вглядываясь в синюю водную гладь. Раненый "Номад" слушался плохо. "Где ты, брат?, - думал моряк, - Что с тобой?". Мысли о гибели брата он себе не позволял. Из неприятных размышлений его вытянул Ронгар. Знаками он показал, что пробоины грозят пустить их на корм рыбам, если они в ближайшее время не отправятся в ремонт. И вот когда они потонут (жест был угрожающим), тогда они точно не найдут капитана.
-Ты прав, дружище, прав... Синдбад жив и мы его найдем. Матросы - мачту поднять и укрепить, как сможете, остальные - латать дыры! А то и правда, парочка серьезных волн - и мы в гостях у морского султана... Мы отправляемся на поиски капитана! Вы что, не слышали? За работу!
Вот так своеобразно истолковал Дубар слова друга. Он не намерен бросать брата в беде! Здесь же где-то должны быть какие-то острова, Фаруз точно должен знать... И плевать, что их тут сотни, они найдут капитана!
Но мы оставили нашего моряка в самом неприглядном состоянии... Держась за бочонок, он плыл так долго, что уже не ощущал времени. Вода была адски холодной. Он устал. "Так спать хочется... " -с удивлением заметил он. Сон смерти уже подстерегал его. Едва он закрыл глаза, поддавшись этой фатальной слабости, как ударился спиной о что-то твердое. Это было дно. От неожиданности он выронил бочонок, к которому прирос за последние несколько часов. Волна отнесла его обратно в море, но теперь моряк точно знал, что здесь - мель, а значит - шанс. Он отчаянно и быстро стал работать руками, пытаясь побороть волны. Он плыл в том направлении, где, по его расчетам, был берег. Почти сразу он ощутил ногами дно. Невероятно! это было спасение. Мокрый, уставший, он добрался до песчаного берега. Почти ползком он преодолел опасный участок и упал без сил под сенью тропического леса.
...На берегу неизвестного, может, даже опасного острова, просыпался неудачливый капитан. Правда, просыпался он от звонких пощечин...

-Эй, мужчина, приходите-ка вы в себя, а? - послышался приятный, но насмешливый голос.
-Мэйв?!
-Кто? Да какая, к черту, Мэйв? А, не важно! Вставай!!
Синдбад с трудом, по одному, открыл глаза - над ним слонилось молодое и весьма симпатичное личико.
-Слушай, если жить хочешь - вставай уже! времени у нас с тобой не особо, они уже близко!
"Зачем он мне сдался?! - подумала девица, - ну не бросать же, в самом деле!"
-Кто они? - Синдбад соображал плохо. Впрочем... что-то это ему напомнило... в прошлый раз он обрел точно в такой же способ друга. Что теперь? И чья это игра? Неужто Скрэтч не угомонился?
-Да вставай уже, мне не очень хочется отдавать им такой симпатичный отброс моря... бежим!
Синдбда поднялся и, насколько это было возможно, побежал за амазонкой.
-Ну и от кого мы бежим, не потрудишься объяснить? - спросил Синдбад, с трудом, но уверенно догоняя незнакомку.
-Они... - это циклопы... остров ими просто кишит... я так уже давненько бегаю... тут это единственный способ выжить... - на бегу говорила она, - Черт! Камень! Прячемся!
"Как в детской игре", - подумал Синдбад, не без помощи юной незнакомки падая за камень.
Огромный циклоп вальяжно шел по пляжу. Незнакомка задержала дыхание, точно это могло сделать ее невидимой и вцепилась в руку капитана. Это было излишним - она явна не была напугана до такой степени.
Циклоп мерно прошел мимо них дальше. Хвала Аллаху.
-Вот видишь, - ослабила хватку юная особа и заговорила шепотом, - сразу нужно было меня слушать, а не спрашивать всякую чушь! Они едва нас не заметили! Что ты пялишься на меня как осел на нового погонщика?
Только сейчас, во время этого гневного монолога, Синдбад сумел разглядеть незнакомку, осознать ее присутствие. Невысокого роста, на целую голову ниже его самого, в черном кожаном костюме и белой рубашке, с прямыми длинными волосами... типичная девчушка-иностранка, отчаянно изображавшая из себя воина. Черный локон все время падал на глаз и мешал ей, а ее глаза... такие глубокие, такие дерзкие, такие... знакомые...
Он уже забыл о своей мысли о повторяющемся сценарии сегодняшнего утра. И ему уже казалось, что тот день, когда он встретил Брин, был точно репетицией, репетицией к чему-то большему, к этим глазам, которые он не мог узнать, к этому чувству чего-то значимого, что совершалось сейчас здесь, на этом чертовом циклоповом острове.
Не успел он набрать скорость, как наткнулся на руку вновь неожиданно затормозившей хамки-амазонки. Впрочем, принадлежность ее к этому благородному племени была под большим вопросом, но свойственной им самоуверенности ей было не занимать.
-Т-с-с-с, тише ты, сюда идут! - шепнула она.
Рука капитана скользнула к его мечу, незнакомка судорожно схватилась за рукоять своего. Кусты зашуршали уже совсем близко. Это явно были не циклопы, скорее люди...
-Синдбад!! Брат!! Ты жив!! - оглушило и ошарашило их, - мы тебя вторые сутки по всем островам ищем! - и здоровяк обнял брата с такой силой, что новоиспеченная знакомая капитана ясно услышала треск костей, хотя, возможно, ей просто показалось. Команда в основном составе радостно приветствовала заново обретенного капитана. Брин даже не удержалась и чересчур нежно обняла моряка. Впрочем, ситуация позволяла.
-Какие вторые сутки? - не смотря на то, что радость встречи с командой была сильна, удивление капитана было не меньше.
-На острове время течет медленнее, - как-то неожиданно робко проговорила спасительница капитана.
Взгляды всех обратились к стоящей чуть поодаль юной особе.
-Аллах, ты и здесь красавицу нашел! - не сдержался Фаруз, и вся команда дружно захохотала. Синдбад выразительно-зло посмотрел на ученого. Мало кто обратил внимание, что незнакомка все это время внимательно рассматривала Брин.
-Нам бы лучше выбираться отсюда, а все формальности уладим после...
И она вложила меч в ножны, но на какой-то момент задержалась, вновь посмотрев на Брин. А та как-то так повернула голову, как-то так взглянула, и новая спутница капитана узнала ее.
-Ты?! - крикнула она не то в гневе, не то в раздражении.
Брин удивленно и даже испугано посмотрела на девчонку.
-Скрэтч бы тебя побрал, Синдбад! - она не сводила глаз с ведьмы и отчаянно трясла головой, - зачем же я спасла тебя? Чтобы ты привел меня в руки этой?! Лучше бы тебя съел циклоп, мерзавец!
И фурия исчезла в джунглях...
-Ну и что это было? - кисло поинтересовалась Румина, заглядывая в оракул с явным видом "Я к этой аматорщине не при чем!"
-Ну, Румина, солнышко... Зато он ей поверил! Гляди, как заволновался! - оправдывался не так давно упомянутый нашей незнакомкой Скрэтч.
Румина покачала головой.
-Неужели нельзя было меня сначала спросить? Столько сценариев, столько вариантов! А ты только чудовище изменил - и все... Эх, мужчина... К тому же, зачем было так все усложнять? Она же все равно ничего не знает. Любая встреча будет естественной! - и Румина даже притопнула ногой от досады, что весь план может сорваться из-за этого бараньеголового балбеса.
-Э нет... - с умным видом парировал Скрэтч, - это, понимаешь, психология... Он же верит Брин? Верит... он подсознательно будет их сравнивать, а, учитывая родословную нашей девочки, а, точнее, ее внешность, - это сравнение будет в ее пользу!
У Румины отвисла челюсть.
-Ты где таких слов набрался? Тебе что, в ад какого-то философа пустили??
Скрэтч довольно улыбнулся - эффект был достигнут. Румина больше не будет о нем так пренебрежительно отзываться. И не важно, что эта фраза была подготовлена давно, а большинство оборотов подслушано в свое время у Фаруза.

Благодарность: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 3
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.12 21:44. Заголовок: Тем временем на остр..


Тем временем на острове, назовем, его, скажем, островом Циклопьего Счастья (ибо жилось им там привольно, а опасные течения и скалы обеспечивали им время от времени деликатесы из неопытных моряков), так вот, тем временем на острове глаза капитана загорелись недобрым огнем. Он резко, всем корпусом развернулся к Брин.
-Я не знаю, что вы не поделили, но она спасла мне жизнь, и я не собираюсь оставлять ее здесь на съедение этих ублюдков!
И Синдбад бросился в чащу в том направлении, в котором секунд семь назад скрылась взбалмошная девица. Команде ничего не оставалось, как броситься следом. Брин на мгновение задержалась и отправилась за ними.
Команда прибиралась по зарослям, лишь по отдельным подломленным веткам догадываясь, куда понесла нелегкая их безумную знакомую. Очень скоро до их слуха донесся рев. Команда помчалась еще быстрее, что казалось уже невозможным. Вскоре к реву присоединился раздраженный нервный голос:
-Ты, осел, баран, то есть, Шайтан, циклоп безмозглый, а-ну пусти меня, а то глаз выколю, слышишь?? Пусти, кому говорят!
Капитан со свойственной ему врожденной тягой к героизму готов был уже броситься спасать несчастную жертву, однако он опоздал. Пока в лесу, среди высоченных деревьев, команда боролась с цепкими кустарниками, не слишком мешавшими огромному циклопу, до их слуха донесся страшный рев чудища, затем глухой удар, причем вместе с неопознанным упавшим предметом, судя по звуку, повалилась еще пара деревьев. В ту же секунду Дубар справился, наконец, с кустарниками - как раз вовремя, чтобы на нетерпеливого, вырвавшегося вперед капитана откуда-то сверху с визгом полетела знакомая незнакомка, обрызганная кровью. Не будь сзади моряка достаточно упругих кустов, этот полет мог бы закончиться для обоих не одним переломом.
Не совсем осознав произошедшее, капитан уже вынужден был закашляться от удара кулаком в живот.
-Ты что здесь валяешься, грязный варвар? Убери руки!
Последний визг был адресован попавшим в немилость конечностям капитана, из плотного кольца которых пыталась выбраться девица. Но Синдбад, с трудом восстанавливая дыхание, все же отпускал ее.
-Отпусти!! Что ты здесь вообще делаешь, ты должен был давно отправиться куда подальше со своей командой!
Когда она немного утихомирилась, он спросил:
-Ты давно на этом острове?
-Неделю.
-Одна?
-С циклопами, - саркастично ответила она, все еще надеясь вывертеть кисть из его крепкой ладони.
-Как зовут?
-Арина. Да пусти уже!!
-Ты идешь с нами.
-Еще чего!! - и Арина вскочила, пытаясь вырваться от капитана.
-Это приказ, а приказы не обсуждаются, говорил он наставительным тоном, схватив Арину и забрасывая ее себе на не собираюсь бросать тебя здесь на съедение...
И тут вообще капитану пришла мысль обернуться.
Команда стояла и, живо обсуждая, рассматривала циклопа, валяющегося на земле в выколотым глазом.
-Я говорю вам, он в обмороке, он не мертв! - доказывал Фаруз.
-Тогда чего мы стоим? - задумчиво спросила Брин. Ронгар выразительно посмотрел на подругу.
-Бежим! - заорал ученый, и команда бросилась к берегу. Арина отчаянно била капитана руками, крича, что он пират и насильник, но ее не слушали. Все спешили убраться с этого острова как можно быстрее.
Сопротивляться Арина прекратила уже в лодке: гордость гордостью, а жить хочется. Она послушно уселась на дно, проигнорировав скамью. Выразила протест. Что ж, это ее право, - решил капитан.
10 дней на "Номаде" стали для Арины целой жизнью. Она быстро узнала, что Брин не помнит своего прошлого, а еще через два дня убедилась, что не такая она уже и плохая, что немало удивило юную задиру. С командой Арина поладила легко, тем более, что неплохо знала морское дело. О себе она отказывалась говорить наотрез и на все вопросы (особенно каверзные штучки любопытного Фаруза) неизменно отвечала молчанием. Правда, это был едва ли не единственный способ заставить ее замолчать, ибо с капитаном она ругалась безбожно. Они спорили обо всем, начиная с неверно установленного паруса и заканчивая прической Синдбада.
Арине была выделена каюта для гостей, правда, не без очередного скандала - сначала ей предложили разделить каюту с Брин.
-С этой ведьмой? Ни за что! Я лучше буду спать на палубе!!
Да, спорить с девчонкой было трудно...
Дубар и Ронгар искренне радовались появлению этой загадочной особы: капитан немного ожил в спорах с ней. Фаруз умирал от неудовлетворенного любопытства. Брин чахла. Ее можно было понять. Дермотт так и не вернулся. Арину, не смотря на ее вспыльчивость, любили даже матросы. Даже капитан, хотя и ссорился с ней каждый день.
-Они даже с Мэйв так не спорили, - немного печально говорил Дубар. И Брин ощущала еще одну иглу, загоняемую ей под ногти.
Арина, сколько бы не кричала на капитана, все же все чаще заставляла его смеяться. Она не упускала ни единой возможности бросить на Синдбада многозначительный взгляд. Впрочем, он давно уже искал ее первую в толпе снующих по палубе моряков.
-Все идет как нужно, - довольно заметила Румина, злорадно наблюдая за смеющимся Синдбадом. Главное - не спешить и не спугнуть добычу... Впрочем, времени у нас предостаточно...
Скрэтч откинулся на троне и потер руки. Судьба сделала им замечательный подарок в виде этой девчонки!!

-Капитан, - и хамка превратилась в обольстительницу, - а почему ты до сих пор не женат? Неужели не встретил ту, единственную?... - медово говорила она, проводя руками по вырезу рубашки на груди моряка.
Правда, Арина совсем не ожидала такого результата. Вместо того, чтобы поддержать флирт, он, не глядя на девушку, крикнул Дубару принять руль и отправился к себе в каюту.

У другого оракула, на одном из многочисленных островов недалеко от того самого, самоуверенно именованного нами как Остров Циклопьего Счастья, рыжая ведьма открыла от неожиданности и гнева рот, но слов не произносила. Вместо нее возмущался ястреб, усевшийся на жердочке и заглядывающий в оракул.
-Да как она смеет?! Волосы повыдергиваю! Недоросток! Малявка! - возмущалась Мэйв.
Голос Дермотта принял успокаивающее звучание.
-Знаю, - ответила Мэйв, - но это не дает ей никакого права!!
А в отражении оракула Арина уже входила в каюту капитана.
-Синдбад, - оперлась она о косяк двери, продолжая говорить тем елейным голосом, но с нотками заботы, - я чем-то обидела тебя?
Капитан поднял на нее мутный взгляд. Было больно, чертовски больно.
Мэйв прикоснулась к его лицу в оракуле: "Прости меня..."
-Арина, иди.
-Нет,- без вызова сказала девушка и скользнула в каюту, - я расстроила тебя - я и утешу...
Едва ее рука скользнула к шнуровке корсета, как Мэйв вскочила со стула. Она нетерпеливо схватила меч, затем Дермотта под мышку, так, что он вскрикнул от неожиданности, цапнула с полки флакон с зеленой пылью и осыпала ею себя и птицу. Раздался не то звон, не то ультразвук, и вбежавший в комнату Дим-Дим увидел исчезающую ученицу.
-Что же ты наделала?! - только и прошептал старик.

Она появилась на "Номаде" прямо на палубе, из зеленого дыма, под смех Румины по ту сторону черного оракула . Ни с кем не здороваясь и отпустив испуганного брата, Мэйв решительным шагом отправилась в каюту капитана.

-Арина, я прошу тебя, не надо, - устало протянул Синдбад. Только малолетней любовницы ему сейчас не хватало.
В это время прикрытая, но не запертая дверь, на которую оперлась горе-соблазнительница, открылась, и перед капитаном возникло разгневанное лицо рыжей ведьмы.
Арина потеряла равновесие и грохнулась к ногам ведьмы. Дальше все происходило быстро и, что немаловажно, одновременно, поэтому проследим за каждым персонажем в отдельности. Начнем с Мэйв, ибо она совершила меньше всего действий - она только довольно и надменно хмыкнула и переступила девицу, пройдя в комнату, не удостоив капитана взглядом и не спуская оного валяющейся девицы. Лицо Синдбада выразило смену эмоций от удивления до радости. Капитан встал навстречу ведьме, пытаясь подобрать слова, успокоить безумное сердце и стянуть улыбку до более-менее приличных размеров. И только Арина была в немом ужасе. Она привстала на локтях, посмотрела на капитана, затем на Мэйв, затем заметила развязанную шнуровку и принялась ее лихорадочно приводить в порядок, пытаясь понять, что здесь произошло и какого Шайтана она делает в каюте капитана. Он ей, бесспорно, нравится, но не до такой же степени!! Ее ужас прервало муторное чувство где-то в пищеводе.
-Ну и как ты это объяснишь? Изволь встать! И приведи себя в порядок! - голос Мэйв становился все громче, - На кого ты похожа! Девки в портах ведут себя приличнее!
-Прекрати на меня кричать! - опомнилась Арина и попыталась подняться, правда, это получилось у нее со второго раза - у девушки кружилась голова, ей было дурно, - я тебе не девочка так со мной разговаривать!
-Что?! - Мэйв от гнева забыла все на свете, даже по-дурацки улыбающегося Синдбада, не решавшегося к ней прикоснуться. Нужно заметить, что вся команду уже внимательно слушала перепалку, не показываясь героям на глаза.
-Дамы, дамы, - наконец обрел дар речи Синдбад.
-Заткнись! С тобой не говорят!! - хоть в чем-то девушки сошлись во мнении.
-Ты вообще не смеешь на меня кричать, да ты...да из-за тебя... да ты Де..- и тут Арина наткнулась на холодный взгляд Мэйв и осеклась. Ей стало совсем дурно. Она развернулась, положив руку на лицо и двинулась к выходу. Бедняжку впервые в жизни подкосила морская болезнь. Или.. не совсем морская болезнь, а следствие маленького наваждения Румины. Впрочем, темная колдунья ожидала большего, но и такой результат ее удовлетворил: основная цель - Мэйв - была достигнута. Румина решила еще немного понаблюдать за ситуацией, прежде чем вмешаться - она не привыкла отказываться от развлечений.
-Стоять! - крикнула Мэйв, - а-ну вернись! - и рыжая ведьма побежала за Ариной, - я к тебе обращаюсь, ты, гадюка!!
Уже на палубе Арина резко обернулась к ведьме и взмахнула руками - не то, чтобы отогнать навязчивую Мэйв, не то, чтобы выразить свое негодование. Однако этот невинный жест возымел непредвиденные последствия - сзади Мэйв шел Фаруз со стопкой своих книг (это было лучшее из того, что придумала команда для того, чтобы попасть в каюты и увидеть, что там происходит), и эти самые книги с силой разлетелись в стороны, желтея страницами. Мэйв умолкла, выбежавший следом Синдбад замер, как и остальная команда. Арина убежала, справившись с испугом. Фаруз сглотнул комок, посмотрел на свои руки и беспомощно их опустил. Мэйв заметила капитана.
-Здравствуй, - сказала она спокойно и немного холодно.

Благодарность: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 4
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.12 21:45. Заголовок: Ты... ты вернулась, ..


Ты... ты вернулась, - к злосчастному капитану вернулась речь. Впрочем, как показало будущее - ненадолго. Едва он сделал шаг к Мэйв, а остальная команда приготовилась наконец-таки обнять свою пропажу, как палубу заволок густой дым. Из него, откашливаясь, вышла Румина в сопровождении Скрэтча.
-Кха, кха... Нет, больше никаких заклятий, сам перемещайся... О! - радостно воскликнула она, увидев Мэйв, - тупая деревенская ведьма! Сама себя и выдала...
-Ха-ха, ну признай, что моя идея с этой малой была просто гениальна!! - потер руки Скрэтч, присаживаясь на скамью у борта и картинно забрасывая ногу на ногу.
-Цить, демон! -огрызнулась Румина.
Скрэтч подумывал уже приструнить зарвавшуюся ведьму, но решил отложить разговор. Сейчас были дела поважнее.
-Молись, ведьма... - и Румина собрала в руке небывалый сгусток энергии. Мэйв приготовилась к обороне. Но битве не суждено было свершиться - перед черной колдуньей возникла Арина. Ее волосы были мокрыми - зачем-то она засунула голову в бочку с водой, вероятно, посчитав, что так ей станет легче. Теперь она очень напоминала злую русалку.
-Никто, слышите? никто не смеет обижать мою сестру!!
Не смотря на устрашающий вид девчонки, Румина и Скрэтч захохотали в унисон.
-Уйди с дороги, маленькая дрянь! - прошипела черноволосая ведьма, даже не глядя на Арину.
-Прочь, бездарность! Ты вообще ни на что не способна! - подскочил со своего места Скрэтч. Беседа переставала быть однозначной. Да, следует упомянуть, что последнюю выходку Арины, ставшую для всех, как и для нее самой, сюрпризом, наша сладкая парочка не видела - они были уже в пути, решив не оттягивать развязку...
-Ах вот как? - и Арина улыбнулась широко и злобно, делая шаг к Скрэтчу, - но это не помешало тебе ухлестывать за мной, где-то эдак полгода назад... А, бараньеголовый?! Как там звали твой человеческий облик? Джамал?!
Румина отвела взгляд от Мэйв, опустила руку с комком магии и открыла рот. Мэйв также свернула приготовленный щит и уставилась на сестру. На лицах команды выразилось удивление всех мастей. Даже спрятавшиеся от греха подальше матросы многозначительно переглянулись.
-Да-да, - язвительно обернулась Арина к Румине, - и, помнится, ты сделал мне тогда заманчивое предложение? - снова взглянула она на Скрэтча, не отворачивая головы от ведьмы. Затем она резко обернулась к демону:
-Я принимаю твое предложение! А взамен ты навсегда отказываешься от идеи заполучить душу нашего горе-капитана! Или ты отказываешься от своих слов!? - с вызовом продолжила она, - а ты, чертова ведьма, исчезаешь отсюда немедленно, пока я тебя не куски не разорвала! - и в доказательство Арина разорвала на части ящик с каким-то тряпьем и склянками, валявшийся на палубе. Правда, она думала о бочке, но и такой результат тоже был не плох. Правда, осколки разлетелись по палубе, и один из них полоснул по предплечью Брин, в момент опасности оказавшейся плечо к плечу с Мэйв.
Румина зло посмотрела на Брин и не сказала ни слова. Она попыталась прочесть что-то в глазах брюнетки, но ответа не получила. Дочь Тюрока плюнула в Скрэтча и подняла вверх руку, чтобы исчезнуть с корабля, но прежде вновь взглянула в глаза Брин. Загадочно улыбнувшись, она скрылась в дыму.
Арина довольно улыбнулась.
-Так-то лучше. Ну что, Скрэтч, как тебе мои условия? Точнее, твои условия, - и она подчеркнула слово "твои" пальцем в воздухе. Девчонка была на взводе.
Синдбад решился-таки вмешаться в этот высокомагический разговор, заметив испуганный взгляд Мэйв, помогавшей Брин задержать кровотечение. Обе не сводили взглядов со Скрэтча и Арины, но попытки Мэйв что-то сказать каждый раз пресекал предупреждающий взгляд сестры. Вся основная часть команды была готова напасть в любой момент, держа клинки наготове.
-Арина! - попытался остановить несущийся ураган Синдбад, но маленькая ведьма резко прервала его:
-Никаких приказов, Синдбад! Ты капитан, но не мой!!
И она уверенно дала руку Скрэтчу, исчезнув вместе с ним в столбе огня.

... На палубе "Номада" валялись желтые страницы и обложки книг, осколки, часть из которых врезалась в обшивку, и обрывки, пепел, щепки. На палубе "Номада" стояли опустошенные моряки, точно сами превратились в такелаж, и было слышно, как ходит между ними усталый ветер. И только Мэйв зажимала рукой порез слабеющей Брин, и, сидя на грубом настиле, с ужасом разглядывала осколок темного стекла, выпачканный кровью, который она вытащила из обшивки. Она знала этот флакон. Это был ее флакон. Ведьма бросила осколок к ногам Фаруза, а вместе с ним бросила слово, которое заставило их вздрогнуть:
-Яд.

Благодарность: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 5
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.12 22:05. Заголовок: 2. Сквозь боль -Не н..


2. Сквозь боль
-Не надо меня так крепко прижимать! - возмутилась Арина, вывцарапываясь от Скрэтча. Она с удивлением отметила, что стоит на ровной земле.
-Мы дома, - игриво заметил демон.
Арина была поражена этим домом. Она явно ожидала другого. В лучшем случае - ада. А здесь... Просторная комната, высокие потолки, кровать с балдахином, мягкие кресла, диван... Живые цветы...
-Располагайся!
Арина смахнула удивление - демон стал сентиментальным!
-Ну что, нравится? - Скрэтч явно был доволен ее реакцией.
-А... это что?! - выговорила Арина.
-Твоя комната. Здесь ты будешь жить, пока не выполнишь главного условия договора - не станешь моей женой!
-Тюрьма, - заключила юная ведьма.
Скрэтч только хмыкнул. Пусть называет как хочет! Ее резкость и своенравность были ему по душе. Арина происходила из могущественного рода магов, и была достойной партией. Да еще и красавицей! Правда, раз теперь у нее появились силы, укротить строптивицу будет сложнее, но он не боится таких задач!!
-И вот когда ты наконец станешь моей по праву... , - он многозначительно взглянул на нее, - клянусь всем злом, я забуду о душе твоего возлюбленного капитана! - воскликнул он и захохотал.
Арина не минула возможности тут же ему ответить:
-Он не мой! И не возлюбленный! То есть возлюбленный, но не мой!! И давай сменим тему! - она была несколько раздражена.
О том, что на этом корабле плавала Мэйв, она узнала от болтливого Фаруза, но и бровью не повела, чтобы выдать свое прошлое.
-Ну, это тебе так кажется, дурочка, - вздохнул Скрэтч, почесывая рог, - видела бы ты, как он смотрел на тебя, когда ты исчезала вместе со мной.
Арина призадумалась. Вот балбес! Надо же было ему влюбиться в двух сестер одновременно!!Но Скрэтчу она сказала:
-Слушай, помолчал бы... и прими уже человеческий вид, а то смотреть тошно... и вообще, я переодеться хочу! - и она вытолкала Скрэтча из комнаты, заперев дверь.
Тогда Арина кинулась на кровать и тихо, чтобы никто никогда не услышал и не увидел, зарыдала...

Ты прости - глаза мои из камня
Скульптор неизвестный вытесал.
Говорили мне, что ты искал меня,
И что вера по кускам сыпалась.

Виновата. Руки как чужие.
И чужим ты стал, совсем чужим.
За слова меня прости такие.
И прости, что ты меня забыл.

Ты прости, что волосы закатные
Жгут огнем теперь, как факела.
И что прошлое осталось пятнами...
Удержать тебя я не смогла.

Ее дрожащий, почти испуганный голос прервал скрип петель - в каюту вошел Синдбад и остановился, закрыв дверь. Он взглянул на спящую Брин. Мэйв оторвалась от иллюминатора и обернулась к нему.
-Как она? - спросил капитан.
-Жить будет... А вот как... Этого не знаю ни я, ни Фаруз...
-Кстати, где он? - вопрос прозвучал скорее как дань вежливости. Синдбад знал, что уставший ученый давно спит.
-Ушел к себе... - тихо говорила Мэйв, - ему тяжело пришлось...
-Мэйв?
-Что?
-Посмотри на меня...
Она подняла на него взгляд. Ее глаза были совсем как у Арины, но Синдбад сейчас об этом не думал.
-Я скучал по твоим глазам...
И он подошел к ней так близко, что Мэйв затрепетала от такого желанного и такого несвоевременного чувства.
-Н-не надо, - слабо сопротивляясь его рукам, - не надо... Арина...
Как она могла думать о капитане, когда ее сестра была в руках этого мерзавца! Но как ей было необходимо ощутить его объятия... И она всем телом прижалась к капитану. Синдбаду на мгновение показалось, что она всхлипнула.
-Вы совсем не похожи... Ну, только глаза... и характер! - ухмыльнулся моряк.
-У нее другой отец...- отстранилась Мэйв и зашагала по комнате, говоря тихо, чтобы не разбудит Брин, - Он... он - грек, сын Ареса и земной женщины... великий маг... но Арина напрочь лишена магии... была...
Ее нервную речь и очередной круг по комнате прервали все те же сильные руки.
-Где тебя носило так долго?
-У Дим-Дима, - попыталась улыбнуться Мэйв, - всего год...
-Дольше, гораздо дольше... Всю мою жизнь...
Брин пошевелилась со стоном, и рыжеволосая девушка бросилась к ней. Капитан задумчиво проследил за ней взглядом...

Брин становилось лучше. Она уже поднималась с постели, но вести себя стала странно. Ее беспокоили головные боли и еще что-то, о чем она не говорила. Темноволосая ведьма стала чаще запираться в своей каюте. Никто не знал, что она там делала, но иногда тонкий слух Ронгара улавливал ее голос, то спорящий с кем-то, то уговаривающий. Он пытался объяснить это Фарузу, но тот только печально вздыхал - кто его знает, как подействовал яд... Может, пройдет... Где искать Арину было неясно, пока случай не привел их в город Ормузу на одном из островов у берегов Персии.
-О, чувствует моя моряцкая душа, мы здесь повеселимся хоть, - как-то неловко-радостно декламировал Дубар, направляясь к кабаку. Он понимал, что девчонку нужно искать, но он так устал от бесконечных плаваний!!
Взяв выпивку, друзья расположились за столами.
-Смотри, - шепнула Брин Мэйв как-то уж очень доверительно и указала на дальний столик, - какой печальный юноша! Похож на нашего капитана!
Брин вообще стала излишне лояльна к Мэйв. Даже дружелюбна. И причин этого рыжая ведьма не понимала. Это настораживало ее, она ожидала другого отношения.
Мэйв даже не посмотрела на юношу, но кивнула. Возможно. Сейчас ее больше занимал вопрос вменяемости Брин.
Тем временем Дубар громогласно рассказывал трактирщику, что они только что вернулись с Циклопьего острова. Дубар так разошелся, что не заметил за своей спиной того самого юношу, с трудом скрывавшего лихорадочный блеск в глазах. Это был высокий статный молодой человек. Трудно было определить его происхождение: темноволос, но не темен, смугл, но зеленые глаза выдавали в нем что-то неарабское...
Он положил руку на плечо Дубара так, что тот от удивления едва не выплеснул содержимое кружки.
-Вы говорили об острове? Острове! Вы... там... там было кораблекрушение, - он запинался и не мог сформулировать мысль, - там команда, девушка... дерзкая, с глазами, как у...
Он собирался найти какой-то подходящий эпитет, чтобы эти неизвестные ему моряки могли узнать девушку из его портрета и его глаза заскользили по команде. Только теперь он наткнулся на взгляд Мэйв, все время его монолога наблюдавшая за ним с чуть приоткрытым от удивления ртом.
-... Мэйв, - закончил парень фразу.
Рыжая ведьма одарила его убийственным взглядом и вышла из-за стола, вынимая меч из ножен под все возрастающее внимание кабака.
-Аким, - едва сдерживала себя она, - только не говори, что все это время Арина плавала с тобой, - и она поднесла к его горлу меч.
-Н-нет, - Аким не боялся меча, но Мэйв он боялся аки огня, - она плавала с капитаном Моллем.
Мэйв зарычала и убрала меч.
-Еще лучше... Садись! Сядь, я сказала!! - И она усадила юношу возле напряженного Дубара, чем вызвала неудовольствие кабака, мечтавшего полюбоваться дракой.
Мэйв села на свое место.
-Знакомьтесь, друзья, это - Аким. редкий проходимец... Он был штурманом на корабле, который вез меня сюда... Моя дорогая сестренка прокралась на борт тайком, с его, кстати, помощью... Капитаном корабля был Молль, самый обычный пират... В Басре Арина и Аким свалили, оставив мне записку... как мило! - последняя фраза была адресована Акиму, и парень почти подпрыгнул. Власть Мэйв над ним была велика. Рыжая злилась.
-Негодяйка... и ты хорош!!
Когда она немного успокоилась, Аким решился спросить:
-А где Арина?! - робко прозвучал вопрос.
-У Скрэтча, - задумчиво отвечал Фаруз, наблюдая за Мэйв, которую капитан несколько своевольно притянул к себе за плечи. Но ведьма и не сопротивлялась, - то бишь, Джамала, так, кажется, зовут его человеческое лицо...
-И мы не знаем, где их искать, - впервые заговорил Синдбад.
-Я знаю! - раздался юношеский голос. Все головы повернулись к Акиму.
-Ты?!
-Ну, мы с ним плавали какое-то время... все за Ариной ухлестывал.. Я был у него дома... Тогда Джамал был моим капитаном... наша команда и команда Молля, в которой плавала Арина, вместе захватили корабль одного купца и отмечали успех в доме Джамала..., - Аким понял, что говорит что-то не то. Мэйв смотрела на него испепеляющим взглядом.
-Дальше, - буркнула она.
Но не только Мэйв так реагировала на юношу. Брин тоже явно была недовольна его появлением. Но ее смущали другие причины. Точнее, одна причина - голос. Она схватилась за голову, чтобы заставить его замолчать, но секунду спустя он уже диктовал ей мысли, она подчинялась... Этот голос терзал ее с самого дня ранения. Она думала, что сходит с ума...
-Почему мы должны тебе верить, проходимец, пират?! - воскликнула ведьма немного фальшиво.
Мэйв растолковала ее слова на свой манер.
-Моя сестра - пиратка. Замечательно! - и она демонстративно отвернулась.
-Я... я... - Аким не нашелся, что сказать и покраснел.
-Да ладно вам, - он, похоже, не врет! - уверил всех Дубар, наблюдая, как разливается по щеке юноши румянец.

"Номад" плыл под всеми парусами, направляясь к неизвестному острову.
-Он приведет нас в ловушку, как вы не понимаете?? - говорила Брин, обращаясь поочередно то к Синдбаду, то к Мэйв, - вот! - в доказательство она протянула рыжей какую-то коробочку с зельем.
-Где ты его нашла?! - вскрикнула Мэйв, - я его уже второй день ищу, это очень опасный порошок!
-В вещах Акима, - довольно ответила Брин.
Синдбад собирался уже было спросить, что она искала в вещах Акима, но его прервал голос впередсмотрящего:
-Земля!!
-Не спускать с него глаз, - прохрипел он ведьмам и отправился к рулю.
Тем временем во дворце "Джамала" Арина металась по подушкам с диким криком.
-Голова... Голова!! Я не могу больше, не могу!! Сделайте что-нибудь, хоть убейте уже, что ли... пусть только не болит!!
Она металась по постели, комкая подушки и терзая одеяла. Она была вся в поту, волосы змеями облепили ее лицо и шею. Она была бледна, глаза горели нездоровым огнем, губы кривились от боли.
-Что с ней, Румина?! - нервничал Скрэтч.
-Ну, ты сам хотел эту игрушку... вот, мучайся...
-Скажи мне, что с ней, или я откручу тебе голову!! - взъерепенился демон.
Румина засмеялась.
-Ой, ну хорошо... У нее слишком много магии... кто же знал, что она так вдруг откроется! кто же знал, что она у нее вообще есть!! Я не доктор... Ее тело не выдерживает, вот что. Но она станет очень могущественной ведьмой, при таком-то дедушке и такой матери... Теперь крайне важно оставить ее на нашей стороне. Она станет ведьмой. если выживет, конечно, - последние фразы ведьма щебетала с напускным сочувствием. Ее серьезность, скользнувшая было в реплике, вновь испарилась, - утомил ты меня... пойду-ка я... дел по горло...
И она исчезла в дыму под стоны Арины.

Благодарность: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.12 21:55. Заголовок: А тем временем капит..


А тем временем капитан "Номада" раздавал приказы:
-Так, Мэйв, Брин, Дубар, Ронгар, Фаруз, и, конечно, ты, Аким, - последнее слово он сказала сквозь скрежет зубовный, - берем все необходимое и отправляемся на остров, -Мустафа и остальные матросы - остаетесь на "Номаде", будьте готовы сняться с якоря в любой момент.
-Синдбад, это ловушка, как же ты не понимаешь!, - преданно говорила Брин, - это ловушка!!

-Скрэтч, к тебе идут гости! - говорила Румина бараньеголовому.
-Не говори глупостей, остров защищен, ты же знаешь, - нетерпеливо отвечал демон, тщательно очищая гранат, - еще старейшина моего рода, Аид, таким образом получил жену, - и он захохотал так, что гранатовые зернышки посыпались с тарелки на землю, - вот съела эта дурочка гранат... хихи! и стала ему преданной женой... думаю, и Арина не откажется!!
-Какие тонкости, Скрэтч! - поморщилась Румина, - а Синдбад уже близко, я тебя предупреждала!! - и она исчезла от греха подальше.
-Ой, Румина, не пройдут они всех ловушек...
Но Румины уже не было, и Скрэтч продолжил чистить гранат. Правда, он не знал, что половину его ловушек знает Аким, а вторую половину попытается разгадать капитан и его ведьмы...

Глава 3. Капитан и его ведьмы.
-Капитан, мы идем на верную смерть! - не успокаивалась Брин.
-Значит так!, - и Синдбад резко повернул к себе черноволосую, - на этом острове - Арина. Она - сестра Мэйв. Она - член нашей команды, что бы она об этом не говорила. Я капитан, и не допущу, чтобы моя команда страдала! Хочешь - оставайся!
И он первый отправился в шлюпку, не желая больше видеть этих умоляющих глаз.
Ронгар помог Брин спуститься. У нее кружилась голова. Мэйв это определенно не нравилось.
Синдбад уселся на носу лодки и мог спокойно наблюдать за командой. Ветер развевал рыжие волосы и слезил глаза, не желающие на него смотреть. Моряк улыбнулся. Его женщина. Она принадлежит ему, как принадлежат все красотки в портах и кабаках. Нет! Какое кощунственное сравнение! Он не властен над ней... Аллах, он не властен ни над ее мыслями, ни даже над взглядом... вот и сейчас она не смотрит на него... С каждой новой мыслью, Синдбад понимал, что этот таинственный, теплый и родной человек ему не принадлежит... В глазах мелькнуло странное чувство. Она здесь - и рядом. Здесь - и чужая. Родная - и далеко. В этот момент Мэйв почувствовала его взгляд и повернула голову, посмотрев на капитана глазами Арины. Шайтан!
Как такое может быть? Нет, это он, он в плену колдовства рыжей ведьмы, а не она... Ее нужно завоевывать, как страну, ловить, как птицу... ему на секунду показалось, что она сейчас вот просто упорхнет с кормы его лодки, упорхнет и больше не вернется... Это невозможно!! Он хотел было встать, подойти к ней, чтобы удержать, чтобы не отпустить, но в лодке это было невозможным. К тому же, они прибыли на место.
-Что-то мне не нравится этот остров, - кисло говорил Дубар.
Фаруз только вздохнул и вынул из лодки мешок со своими изобретениями.
Капитан выпрыгнул из лодки, на всякий случай, не выпуская волшебницу из поля зрения. Брин недовольно хмыкнула, и, когда Синдбад подавал Мэйв руку, намереваясь перенести ее на берег, чтобы она не вымочила ног, демонстративно прыгнула в воду... Лет через 800 об этом сказали бы "танки грязи не боятся"...
Тем временем Фаруз куда-то пропал оглянувшись, команда обнаружила его у какого-то камня, что-то бормотавшего над травой.
-Какие необычные травы, вы только посмотрите, а это... а вот та... - говорил он всем и самому себе.
-Идем уже!! - прервал его капитан, - ну что, Аким, веди, - со странным тоном недоверия и безысходности бросил он молодому пирату. Мэйв не стала расходовать сил на слова - она просто недвузначно толкнула Акима в плечо.
-Остров полон ловушек, - предупредил Аким.
Ронгар кивнул - он неясным образом ощущал, что за ним наблюдают... причем наблюдают явно с недоброй целью. И команд двинулась вглубь острова.
-Хм, удивил, - резко ответила Мэйв и отправилась впереди команды. Синдбад сделал коронное движение головой: мол, кто бы сомневался! - и отправился следом.
Как вокруг них возникла деревня - мало кто понял. На улицах не было ни души, только мухи, мухи, мухи...
-Любимая ловушка Скрэтча, - спокойно комментировал Аким, - Деревня-которой-нет. Нужно выбираться отсюда быстрее - здесь каждый камень потенциально опасен!!
Знакомое место - отметила команда.
Но куда бы они не поворачивали - деревня, казалось, растягивалась именно в этом направлении. Фаруз вдруг остановил команду - если ориентироваться по солнцу, то они уже час ходят по кругу.
-Разделимся! - предложил Аким. Он был обескуражен. Последние полчаса Мэйв подтрунивала над ним - сам вызвался показать дорогу, сам оказался в ловушке. Впрочем, она верила ему. Она слишком хорошо знала, как он оттносится к малолетней разбойнице...
-С чего это мы будем разделяться? - почти крикнула Брин, - чтобы нас по одному перебили??
Но и разведка по одному не привела к ожидаемому результату - они едва не потеряли друг друга из виду, и только благодаря Дермотту нашли друг друга - именно он рассказал им, что деревня растягивается в зависимости от того, куда идут путешественники. Сам он уже побывал у Скрэтча и убедился, что Арина в порядке.
-Я говорила, что он заведет нас в ловушку, - крикнула Брин, толкая на землю Акима и приставляя к его горлу меч.
Дермотт с криком бросился прямо на грудь Брин.
-Дермотт! Что ты делаешь? Пусти! - взвизгнула темноволосая ведьма. Дермотт бил ее крыльями, при этом стараясь не поцарапать когтями. Он приводил ее в чувство. Брин упала, и Мэйв смогла, наконец, отогнать брата.
-Что с ней? - мысленно спросила она.
-Я не знаю, что-то командует ею! - отвечал ястреб.
Мэйв подала Брин руку. Та взглянула на нее глазами Румины. В ту секунду, когда их руки соприкоснулись, раздался далекий раскат гром и деревня исчезла сама собой.
-Что это значит? - Брин была ужа сама собой.
-Я не знаю, но нам лучше поторопиться! Неужели хозяин еще не знает, что у него гости?!

Они вошли в достаточно редкий лес, даже, можно сказать, рощу. Деревья были не слишком старыми, но за многими из стволов мог скрыться человек... Ну, не комплекции Дубара, конечно...
Они слегка рассредоточились, и только спустя небольшое время Ронгар заметил, что он только слышит друзей - и не видит. Последней он видел Брин - она зашла за ствол дерева - и не вышла... Позвать негр не мог, и шел уже на звук голосов.
-Брат!! - первым крикнул Дубар, - ты где... а где все?!
-Дермотт! Дермотт!! - звала Мэйв.
-Где вы? Я не вижу вас... - растерянно говорил Фаруз, явно оставаясь на одном месте.
-Аким! Аким, я убью тебя!! - послышался где-то вдалеке голос капитана, - вот найду - и убью!!
-Я не виноват! Я не знал!! - в другом конце рощи послышался голос юного пирата.
-Нечего было проводником вызываться, - голос Мэйв прозвучал так, точно она дала ему подзатыльник.
Голоса отдалялись от Синдбада, и он готов был уже повернуть обратно, когда встревоженный ястреб сел на его руку.
-Арина, Арина в опасности, идем скорее! С командой все будет в порядке! - клекотал он.
-Если бы я мог тебя понимать... - печально говорил моряк, остановившись и держа на весу птицу.
-Ну идем же, ты ближе всех к замку!! А, черт с тобой!!
И Дермотт взмыл в небо, решив добраться до сестры первым.
Что делать - капитан отправился следом. Его удивило, что дворец больше никто не охранял. Вероятно, Скрэтч посчитал эти ловушки достаточными... или был занят другими делами?!
Конечно, в это время он чистил гранат! Хохма, да и только. Какая мелочь, правда? Недостойное занятие для одного из величайших демонов подземелья. Но он точно знал, что он делает. Он заполучает себе в жены правнучку Ареса, перетягивая на сторону зла огромную силу...
Впрочем, охрана у дома Скрэтча все же оказалась. Драться капитан не был намерен. Он обошел дом и обнаружил вход на кухню достаточно слабо охраняемым. Отправить двоих охранников прилечь отдохнуть ему все же пришлось.
Пробравшись в кухню, он немедленно распугал кухарок.
-Т-с-с, если хотите жить, конечно! - прохрипел он, явно позаимствовав метод угроз у хозяина дома. Если бы на месте этих запуганных деревенских женщин были гарпии, он бы уже здорово пожалел о своей наглости, но бедняжки только забились в угол. Они, конечно, все расскажут, но и он, и Арина будут к этому моменту далеко отсюда.

Благодарность: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 7
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.12 21:56. Заголовок: Синдбад крался по дл..


Синдбад крался по длинным коридорам, чудом уворачиваясь от часовых. Минуя какой-то проход он услышал голоса, мужской женский. Голос Арины с высокими нотками он узнал без труда. Вторым собеседником был Скрэтч. Капитан скрылся за статуей и смог уловить суть разговора:
-Да отстань ты уже со своим гранатом!! Я уже говорила, что я хочу - рожу свою смени на человеческую!
-Я прошу тебя, съешь...
-Ты надоел! - Арина почти взвизгнула, - приму ванну и съем!
Что-то прошуршало над головой моряка, и он вжался в стену за статуей. В этот самый момент Скрэтч вышел из комнаты Арины, и не отстранись капитан вовремя, он попал бы бараньеголовому на глаза. Синдбад поднял глаза на своего спасителя: на голове статуи замер Дермотт. Странно, что Скрэтч его не заметил!! Ястред насторожился, услышав что-то, что было недоступно уху капитана и влетел в комнату. Арина, ведомая духом противоречия, все же соблазнилась тарелочкой отборных сочных гранатовых зерен. Дермотт выбил из рук девушки блюдце. Она вскрикнула. Правда, этот возглас больше относился появившемуся перед ней Синдбаду.
Капитан замер, прислушиваясь. Из-за поворота коридора послышался голос Скрэтча:
-Девочка моя, все в порядке?
Синдбад насторожился. Его ноздри раздулись, когда Арина порхнула к двери.
-Все в порядке! Просто я увидела... козявку! - невинным голосом отвечала она в пустоту коридора, - очень надоедливую козявку, - продолжила она гораздо тише, обращаясь к капитану.
-Арина...
-Что ты здесь делаешь? - зашипела она, - убирайся, пока он тебя не заметил!
-Я пришел за тобой, уходим, - наблюдая за коридором и не глядя на девушку говорил моряк. Он протянул руку, намереваясь проводить ее безопасным путем. Его рука подозрительно пустовала, и он обернулся.
-Ты идешь?
-Нет.
-Не понял...
-Кто бы сомневался! - съязвила Арина, переплетя руки на груди, - я на это пошла сознательно, и я здесь останусь!
Она явно собиралась сказать еще что-то, когда дальше по коридору послышались шаги. Шел Скрэтч.
Арина толкнула капитана, и он упал. Она сбросила на него какие-то платья, покрывала, ткани, что примеряла всего минут 10 назад.
-Не шевелись, идиот...
-Арина, я вот подумал... - и в комнату вошел миловидный мужчина, - как тебе такой образ?
-Слишком сахарно, - сплюнула пиратка, - халва, а не демон... И вообще, кыш, я в ванную собираюсь! - и она вытолкнула незадачливого жениха из комнаты. Убедившись, что он скрылся из виду, она сбросила тряпки капитана.
-Я думал, я задохнусь...
-Неплохо бы! А теперь уходи! Дермотт!! Хорошо, я не буду есть гранаты, только забери отсюда этого невыносимого моряка!
И так же, как только что Скрэтча, она вытолкала капитана.
-Синдбад, я не уйду отсюда, уговор есть уговор, - шептала она, оправдываясь, и провожая его до противоположного поворота коридора. Едва он скрылся, Скрэтч в новом образе появился в коридоре.
-А так? - на Арину шел брутальный пират.
"Лучшая защита - нападение!" - подумала девушка и крикнула:
-Скрэтч!! Ты надоел! Уйди, пока я на тебе свои новые силы не испытала!!
****
-Синдбад! Синдбад, где ты? - команда собралась посредине заколдованного леса, чтобы вновь не потеряться, и теперь тщетно искала капитана.
-Где он? - кусала губы Мэйв. Дермотт сел на ее руку неожиданно, появившись точно из воздуха.
-Дермотт? Где Синдбад?!
-Здесь! - послышался голос за ее спиной, и моряк уселся рядом с братом с видом оскорбленной невинности и самолюбия, полон возмущения и недоумения
-Ну и где тебя Шайтан носил? - язвительно спросила рыжая ведьма, не удосуживаясь отвернуть голову от ястреба, чьи перышки она перебирала, едва он уселся на ее руку.
-В замке.. воды дайте... Арину видел, - говорил он, отнимая у брата бурдюк. Дубар не успел предупредить, что внутри было вино, однако Синдбад этого и не заметил.
-И где она?! - одновременно закричали Мэйв и Аким так громко, что Дермотт вспорхнул, а капитан подавился вином. Вытирая лицо и рубашку, он сквозь зубы процедил.
-Она наотрез отказалась идти со мной, - он был крайне возмущен. Возмущен настолько, что даже не обратил внимание на холодность рыжей.
-И ты ее послушал?Да что с тобой?! Я тебя не узнаю! Мало ли что сказала вздорная девчонка! - тараторила Мэйв.
-Ты бросил девчонку, только потому что она так сказала? Да ты что, влюбился, что ли? - Дубар в этот момент не подразумевал то, что говорил, но когда упала тишина, он понял, что задел больную струну. Мэйв судорожно глотнула воздух и встала. Капитан вскочил следом.
-Я? Вы с ума сошли? Она не в моем вкусе!
Но его слова звучали, скорее, как оправдание. Мэйв быстро шагала в сторону, и прежде, чем она успела скрыться из виду в этом заколдованном лесу, догнавший ее Синдбад схватил ведьму за локоть. Она рванулась и они исчезли вместе. Стало тихо.
-Я их найду! - поднялся Фаруз, но Брин вынула меч.
-Сядь, - резко, почти грубо, сказала она. В ней сейчас говорила не Румина, а сама Брин, жертвенно отдавшая любимого женщине, которой принадлежало его сердце. Но... что-то это слишком громко сказано... Ибо сердце капитана выскальзывало из этих мраморных рук так же верно, ка до этого им принадлежало.

Глава 4. Да простят тебя небеса
-Мэйв, постой, - он говори негромким глубоким голосом, от которого у нее щемило где-то в районе диафрагмы. Они отошли уже на достаточное расстояние, чтобы команда их не слышала. С самого своего прибытия на "Номад" они не успели объясниться. Наконец, Мэйв остановилась, задержавшись за тонкое дерево и едва не повиснув на нем.
-Мэйв...
-Чего ты хочешь? - она ответила как-то неестественно безразлично.
Чего он хочет? Да если бы он знал! Он искал ее все это время, бросал надежду и снова верил. Он брал других женщин, которые, не задумываясь, предлагали себя ему, а теперь не мог себя заставить даже прикоснуться к этой одной. Не одной - единственной. О нет, он лгал ей... Лгал себе. Другой образ начал вытеснять ее из его сердца. Он противился этому, как мог, сопротивлялся, но дерзкий голосок все чаще звучал в его ушах. Почему? Была ли Арина копией Мэйв? Была, конечно, но не точной. Было в ней что-то другое, отличавшее от сестры. Это была свобода, доступность. Она спорила с капитаном, как и рыжая, но при всей ее недосказанности всегда можно было прийти, взять ее за руку, в крайнем случае забросить на плечо и унести. К Мэйв страшно было даже коснуться. В этом и состояло то, что определит развязку нашей истории - Мэйв дарила дрожь. "Пустых, тебе их было мало, тех женщин, не дарящих дрожь"... О, какие мелочи! И он сделает выбор. Он еще не знает, но Румина точно уверена - выбор этот будет не в пользу рыжей...
-Мэйв... - в третий раз он назвал ее имя, и горечь подступила к горлу. Она не обернулась. Рука капитана скользнула по ее плечу, и мысль об Арине выветрилась из его головы. Правда, не надолго. Но задержим этот миг, задержим осязаемое счастье в руках моряка. Он изменился. Он повзрослел и уже не был тем безумным Синдбадом, которого она знала. Тот мальчишка пропал, исчез в ночь шторма. Этот мужчина перед Мэйв не был ее Синдбадом. Она узнавала его заново - и заново влюблялась. Сильно, по-настоящему. Ее чувства к мальчишке и к мужчине нельзя было сравнить. Юношеская восторженность их первых совместных путешествий и их симпатий были ничем рядом с тем теплом, которым обнимал ее один его взгляд. Впервые в жизни Мэйв по-настоящему полюбила - и осознала это. Сильно, безумно, почти предав себя... Она обернулась и прижалась к стволу. От силы этого мужчины у нее кружилась голова. Заново узнавая в каждой его черточке своего капитана, она не могла оторвать взгляда от лица Синдбада. Он подошел близко - предельно, до расширившихся зрачков, до чуть приоткрывшихся губ близко. В его глазах мелькнуло что-то дьявольское. И дьявольски притягательное. Стоит ли удивляться, что чертики за эти годы превратились в дьяволят?
Видит Аллах, она не контролирует себя. Синдбад так много хотел ей сказать - и об Арине, и о Брин... Но он бы солгал. Каждым словом солгал бы. Но он об этом не думал. Только так уверенно улыбался, глядя на него, что рыжая не выдержала. Она сама потянулась к нему, ощущая острую необходимость прикоснуться к его губам, но тут же отшатнулась, придя в себя. Она спятила? Вот так бросаться на шею этому выскочке? Он ничем не лучше других, чтобы быть удостоенным такой чести! Но было поздно, и сильные мужские руки притянули ее ближе, а его губы, блуждающие по ее лицу, заставили забыть о горделивых мыслях.
Ведьма зажмурилась. Она прекрасно понимала, что блаженствует в объятиях чужого по сути человека - и отпрянула. Точнее, попыталась.
-Даже не пробуй, - его голос прозвучал так властно, что все ее существо возмутилось.
-Прочь! - и она коснулась к его рукам двумя разрядами электрического тока.
Синдбад разжал объятия и отступил. Он, впрочем, ожидал такой реакции - уж слишком его Мэйв легко поддалась на поцелуй... Его Мэйв... Нет, она никогда не была действительно его. И не будет. Капитан сделал шаг назад, наблюдая за рассерженной ведьмой. Глупец! Что он натворил? Кто ему вообще сказал, что эта женщина ждала его? Ждала все это время?! Она переживает о сестре, о Дермотте и не капли не заботится о нем... что ж, этого следовало ожидать. Рыжая ведьма - она всегда рыжая ведьма. С бесшабашным видом, таким внезапным для только что разыгравшейся сцены, он откинул назад пряди и театрально раскланялся перед ведьмой, намереваясь уйти. Дермотт спикировал вниз и на лету, зацепив крылом его лицо, чиркнул когтем по его плечу - до крови не расцарапал, но, вероятно, намеревался. Мэйв довольно-мстительно улыбнулась. Хотя на самом деле скорее бы бросилась к нему. Парочка вернулась к команде с видом людей, друг с другом даже не знакомых. Ронгар пожал плечами, наблюдая, как его друзья в упор друг друга не замечают, и поднял глаза к небу. Все улеглись спать. Хотя сон в таком странном лесу был не более безопасным, чем сон в муравейнике, а восстановить силы нужно. Выходить же на открытую местность перед домом Скрэтча и вовсе было самоубийством.

Благодарность: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 8
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.12 21:56. Заголовок: Ронгар ушел в дозор,..


Ронгар ушел в дозор, остальные мирно улеглись вокруг костра на плащах и тряпье. Разгоряченная Мэйв забылась в тяжелом сне. Мало-помалу все утихли -сон сморил их.
В эту ночь не спали многие. Капитан то и дело ворочался. Ему трудно было совладать с собственным поражением - он, бесстрашный капитан, открыл душу обычной ведьме! Синдбад поднял голову. Все спали. Что ж, если одна кельтская заноза ему не принадлежит, то уж вторая точно от него не денется никуда. Что за моду взяли - спорить с капитаном? И, убедившись, что Ронгара не видно, он шагнул за ближайшее дерево, чтобы скорее скрыться из виду. Брин открыла глаза. Ничего не говоря, она указала подошедшему Ронгару рукой в направлении, избранном Синдбадом. Она не стала ничего говорить - в глазах тихой ведьмы отразилась мольба. Ронгар кивнул и жестом велел ей оставаться на месте. Мужчина нырнул в темноту.
Капитан шел по лесу, на чем свет стоит проклиная себя и свою слабость! Поддаться женщине! Он то и дело зыркал глазами - то ли, убеждаясь в безопасности ночной дороги, то ли от бессилия.
Что на него нашло? Репутация сердцееда - это еще не повод ТАК обращаться к Мэйв! Злость сменилась страхом. "Я все разрушил..."
Синдбад затормозил так резко, что Ронгар чуть не выдал себя. Его опрометчивый поцелуй был так не вовремя...
Что за глупости? - продолжил он свой путь.
Не будем вдаваться в подробности размышлений капитана - они окрашены весьма мрачными красками. Как и свойственно человеку решительному, он действовал в подобных обстоятельствах по велению одного только порыва безумных чувств... И только этот самый порыв - то немногое, что осталось в нем от прежнего Синдбада, - гнал его сейчас сквозь ночной заколдованный лес к дому Скрэтча.
Оставим капитана с его мелодраматическими переживаниями на некоторое время под присмотром Ронгара, а сами перенесемся в спальню к Арине.
Зерна граната, частично раздавленные , рассыпались по полу. Арина задумчиво разглядывала, точно капли крови. Мысль текла вяло - обо всем и ни о чем. Она никак не могла поймать ее ход и осознать, о чем же она, собственно, думает... Арина скорчила задумчивую рожицу.
"Так, надоело! Если я отлучусь на одну-единственную ночь, этот рогатый идиот все равно ничего не заметит..."
Куда она собралась? Пройтись под луной? Посмотреть, по старой пиратской привычке, где что плохо лежит в ближайшей деревне? (Видит Аллах, ее интересовала исключительно эмоциональная сторона вопроса!) Или она шла к команде? Да кто его знает, она и сама-то не была хорошенько уверена. Единственное, в чем была уверена эта эпатажная особа - из этих стен нужно выбираться, хоть ненадолго. Они, не смотря на то, что были разделены внушительным пространством комнат, давили за нее, точно хватали за руки, когда она проходила мимо...
Арина переоделось во что-то мало-мальски удобное.
Оружие? Пригодится. мало ли? В рукав был спрятан кинжал. Девчонка скользнула из комнаты. Она удачно миновала охрану, но когда очередной дозор проходил мимо, она шарахнулась за занавеску к приоткрытой двери и замерла. Когда караул прошел, Арина невольно прислушалась к голосам за дверью.
-Отказаться от души капитана? Да ни за что! Ты меня вообще за простофилю держишь? - искренне возмущался Скрэтч. Его собеседник, вернее, собеседница, что-то пробормотала - не было слышно. Румина находилась в дальнем конце комнаты.
-Мало ли что я ей сказал! Я демон - уговоров не выполняю! Мне его душа во как нужна (вероятно, вдесь Скрэтч сделал красноречивый жест).
Румина что-то ответила.
-Слушай, да забирай его без души! Так он даже покладистее будет!
Скрэтч захихикал. Румина , похоже, возмутилась.
-Да ладно... вечно ты трудности любишь... а еще на меня что-то говоришь...
Дальше Арина слушать не стала - разговор подходил к концу.
"Ах так!" - подумала она, - "Ну тогда я тоже пиратка, а пираты своих обещаний не выполняют!"
И она шмыгнула между шторами. Тише кошки, выбралась Арина на улицу и бросилась бежать по направлению к лесу, рассчитывая найти команду, если они еще не бросили ее здесь.

"Ты звезда, доченька... А звезда - она на небе, и любить ее можно только издалека... Упади... - пауза- проснись!! Проснись!!" - неожиданно крикнул Дим-Дим, и Мэйв проснулась. Учитель ей только снился. Но он был как всегда, прав.
Он был прав, ибо у лица Мэйв возникла женская фигура, и знакомый голос, которого ей бы вовек не слышать, изрек: "Не так быстро, деревенская ведьма..."

"Ты упадешь в мои земные руки... я не звезда - я удержу тебя!" - столетия спустя скажет поэт. Но столетия до его жизни, до его красивой любви и стихов, по праву носящих титул "пронзительных", эти слова чувствовал, почти осязал молодой капитан корабля, все куда-то несущийся по лесу. Он двигался все быстрее, Ронгару уже трудно было поспевать за ним бесшумно. Произошло то, чему следовало произойти - Синдбад споткнулся и с размаху полетел куда-то вниз головой. Факт "внезапно поднявшейся на его пути вертикально" тропинки будет удивлять его долго, а Ронгар и здоровенный корень соседнего дерева будут таинственно замалчивать причину. Впрочем, падение было удачным, потому что нос моряка затормозил в сантиметре от точеных ножек. Во время падения он уже видел их обладательницу, и теперь с удовольствием занялся изучением их самих. Арина (а именно ее встретил Дермотт и от беды подальше направил на путь Синдбада) захихикала. Уязвленный капитан встал.
-Капитаны в моих ногах еще не валялись, - сквозь смех отметила она.
-А ты что, передумала оставаться с любимым? - не отставал Синдбад, скептически осматривая собственную рубашку: пятна от вина уже и видны не были под слоем зеленого налета травы и грязи.

Их милую беседу прервал Ронгар - Синдбад, однако, не удивился его появлению. Он позлопал друг по плечу и казал рукой туда, где они оставили друзей. Столб не то дыма, не то магии возвестил их о том, что беда оказалась ближе, чем они предполагали. Когда троица ворвалась на поляну, Румина и Мэйв боролись, не опуская магических потоков, в то время как обессилевшая Брин лежала у дерева. От ее ладоней шел чуть заметный дымок - ее едва не разорвало противоречие, владеющее ею с самого момента последнего появления Румины на борту "Номада".
Арина появилась на сцене последней.
-Румина!! И невидимый разряд энергии превратил дерево сзади ведьмы в щепки, -пошла вон!!
-Ты... - от неожиданности ведьма опустила руки и получила разрядом магии Мэйв в грудь. Впервые в жизни Румина выглядела действительно испуганной. Она поспешила исчезнуть. Арина подбоченилась с явным намерением высказать какое-то едкое замечание с изрядной долей хвастовства, когда увидела юного пирата, приводящего в чувство Брин.
-Аким?! Живой?! - последнее слово было сказано в несвойственной для девушки манере - так трогательно это прозвучало. Арина порхнула к к Акиму, нагло заключив его в свои объятия и наградив поцелуем. Команда заулыбалась, даже слабая Брин выдавила что-то похожее на ее прежнюю улыбку. Единственно выражение лица капитана было насквозь фальшивым, что не ускользнуло от быстрых карих глаз ревнивой ведьмы.
На корабль они вернулись спокойно, но счастья на их лицах не наблюдалось. Капитан был зол, ведьмы выражали разные чувства от досады до негодования (Арина уже за что-то укоряла Акима и совершенно не желала пояснять причину своего бегства от Скрэтча). Остальные были настолько заняты поисками возможных трактовок дурного расположения духа своих друзей, что приобрели не самый сияющий вид. Матросы на палубе на всякий случай не попадались основной команде на глаза.
-Мэйв, убрать паруса, - спустя час прозвучала команда капитана. Она была настолько резкой и властной, что все невольно умолкли.
Мэйв подняла бровь - скорее удивленно, нежели возмущенно, и, отпустив Дермотта, демонстративно отправилась мимо капитана.
-Я что, неясно выразился?
-А с каких пор это я выполняю мужскую работу?- бровь поднялась еще выше.
-С тех пор, как ты член моей команды, а я твой капитан! - он понял, что это было лишним.
Мэйв миновала Синдбада, не ответив на его отчаянно-злой взгляд и проследовала в каюту. Брин отвернулась. Ей было неловко за капитана. Впрочем, как и многим. Шли часы, а рыжая ведьма не выходила на палубу. Дубар не выдержал первым. Он взял брата за шиворот - в самом прямом смысле слова - и поволок к каюте Мейв, махнув команде следовать за ним. Даже Арина и Аким, поглощенные очередным спором, последовали за ним.

-Мэйв, девочка, у нас к тебе разговор, - невинным тоном начал Дубар, впихивая в каюту брата. Фаруз едва не захихикал, наблюдая эту картину. Рыжая встала с кровати. Она лежала поверх покрывал не раздеваясь, и была очень бледна.
-Что-то случилось?!
-Мы хотим обсудить дальнейший план борьбы со Скрэтчем и Руминой, - поддержал легенду Фарруз.
-А-а-а, - рассеянно протянула ведьма, садясь обратно на кровать, - располагайтесь...
Каюта была очень тесной, и мужчины уселись просто на полу, а провинившийся капитан стоял посредине, не зная, куда себя деть. Его обиженная гордость заставила его грубить ей, попытаться подчинить это неуловимое существо. Он понял, чего от него хотят друзья.
-Прости.
Говорят, это слово произнести не менее трудно, чем "Я тебя люблю". Синдбаду, так точно... -Я не понимаю о чем вы, капитан Синдбад... Что касается Румины... - и она пустилась в пространное описание всего, что узнала о ведьме за время отсутствия. Всего, да не всего. Впрочем, об этом позже.
Говоря, она снова встала и зашагала по единственно свободной части комнаты - от кровати к окну. Постепенно команда включилась в обсуждение и напряжение упало, но не исчезло.
Ронгар первым заметил, что уже минут десять капитан и рыжая ведьма молчали... Он знаками показал это остальным. Ни Синдбад, ни отвернувшаяся к окну Мэйв этого не видели. Они также не отреагировали на внезапную тишину. Дубар встал первым, и, приложив палец к губам, принялся выпроваживать команду. Он, кажется, достиг своей цели.
Синдбад понял, что остался один на один с ведьмой, когда сзади него неловко скрипнула дверь. Мэйв не оборачивалась. Он поднялся и развернулся, чтобы уходить.
-Останься.
Она все слышала. Она все поняла. Она простила его.
Описывать эту ночь будет кощунством. Ибо ни одно слово не будет достаточно верным и точным. Единственное, что было правдивым - это рыжие волосы, растекшиеся по его груди. Он ощущал их огонь всем своим существом.
Единственное, что было настоящим - это ее неровное дыхание, когда она касалась его сильных рук.
Была ночь, и она была благословенной. Но она была и последней для них. Моряк и ведьма не знали об этом - не могли знать. Но ощущение чего-то неотвратимого и грозящего преследовало их. Безумно переплетались пальцы и шептали губы. Их последняя ночь близилась к концу...
Утром он с наслаждением наблюдал, как ведьма одевается.
-Помоги, - негромко сказала она, подсаживаясь к нему и подавая шнуровку.
Таинство момента нарушила взбалмошная непричесанная голова, слишком рано вчера ушедшая, чтобы понять, что происходило в каюте сестры.
-Мэйв?!
Карие молнии впились в Арину.
-Какого черта ты входишь без стука?!
-А.. - попыталась оправдаться Арина. Полуобнаженный капитан на постели сестры, затягивающий шнуровку, не оставлял никаких сомнений. Арина бросила на пол какие-то книги достаточно громко и так же громко захлопнула дверь. Мэйв была раздражена. Она резко поднялась и пошла прочь. Синдбад размял затекшую шею и принялся одеваться.

Благодарность: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 9
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.12 21:57. Заголовок: -Вот Фаруз, вот объя..


-Вот Фаруз, вот объясни мне!! Нет, прямо тошно рассказывать! Я же спросить хотела! Просто спросить, понимаешь?! А они... а она!!! Двери, понимаешь ли... а я... а он!! Да что ты молчишь, скажи что-нибудь! - трещала Арина, заедая горе финиками и халвой.
Фаруз не стал уточнять, что вставить слово в ее возмущенную речь он просто не мог. На камбуз пришла Мэйв. Ее взгляд окатил Арину ушатом холодной воды.
-Что, как спалось? - язвительно спросила младшая сестра, за что Дермотт клюнул ее вместо халвы.
-Ай! Не клюйся!
-Он знает, что делает! - таким же тоном ответила ведьма, уходя с камбуза с лепешкой в руках.
Арина зарычала, за что немедленно была клюнута второй раз.
-Отстань уже!
Капитан блаженствовал. Он следил взглядом за любимой, следя за ее передвижением по кораблю. Он особо и не скрывал своих смешанных чувств любви и восторга, а Мэйв только загадочно улыбалась и прятала от мужчин глаза. Но счастью Синдбада было суждено продлиться лишь до наступления сумерек.
Услышав ночью шум, он поспешит в каюту к Мэйв, куда собирался нагло постучаться этой же ночью, чтобы обнаружить там бессознательную Брин и окровавленный нож. Мэйв на корабле не будет.

5. Ночь была проклята
-Брин! Брин, ты слышишь меня?! Очнись! - бросился капитан к темноволосой ведьме. Брин постепенно приходила в себя, стоном давая понять, что жива.
-Жива, - выдохнул капитан.
-Где она, - пытаясь собрать голову в единое целое, спросила Брин.
-Кто?! - и мысль заметалась пленной птицей, - Брин... Где Мэйв?!
-Румина, здесь была Румина... -твердила Брин. За спиной у капитана возникла Арина с баночкой зелья. От неожиданности она выронила флакон и синий дым окутал комнату. Брин потеряла сознание в который раз. Синдбад открыл рот и повернулся к Арине, чтобы сделать ей суровый выговор и потребовать объяснений, но не смог выговорить ни слова. Он беспомощно открывал рот, не в состоянии произнести ни слова.
-Неожиданно, - резюмировала Арина достаточно беспечно, словно говорила об эксперименте с крысами.
Капитан схватил девушку за плечи и принялся трясти так сильно, что Арина забеспокоилась о целостности своих зубов. Не трудно было догадаться, что он кричал "Что здесь происходит?!" и "Где Мэйв?!", пересыпая это доброй долей отборных моряцких ругательств.
Арина высвободилась от него, когда в комнату ворвалась остальная команда.
-Оттащите его от меня! - почти хныкала пиратка, - я сейчас все объясню!
-Попробуй, - явно произнес капитан и швырнул Арину на тахту.
Пиратка огрызнулась. Немного запинаясь, она пересказала историю этой ночи. Бедняга, она еще не знала, что никто ей не поверит - уж слишком неправдоподобно прозвучит эта история. Впрочем, чтобы нам судить о ее правдоподобности, нам все же следует узнать все, что произошло в ту ночь.
Арина спала тревожно. Она снова видела сон - сон, в котором Брин убивала Мэйв. Девушка проснулась в холодном поту - она услышала шум. Арина рванулась на палубу, ведь именно там происходили события ее сна. Но по дороге она услышала, что источник шума находится в каюте Мэйв и Брин и ворвалась внутрь.
Две ведьмы боролись не на жизнь, а на смерть, и Мэйв уже была ранена. Кинжал в руке Брин выдавал происхождение раны. Дермотт кружил над ведьмами, не имея возможности вмешаться.
-Прочь! - крикнула Арина, выбросив вперед руку. Обе ведьмы отлетели к стене каюты. Брин ударилась, но смягчила падение Мэйв. Рыжая бвстро вскочила.
-Что здесь происходит?! -только и выпалила Арина.
-Я ухожу. Позаботься о ней, - только и сказала рыжеволосая Дермотту на его испуганный крик, - Арина, Брин - одержимая. Помоги ей. И... не бросай команду. И капитана. Прощай.
Мраморная рука схватила меч, вторая провела по лицу маленькой пиратки, уже успевшей расплакаться.
-Беги за зельем!
Мэйв прошептала какие-то слова, сорвала с шеи кулон, который носила с момента своего прибытия на "Номад" и бросила его на пол. Ее лицо, искривленное подступившими слезами, растворилось в воздухе. Арина бросилась на камбуз.
Никто не заметил, что Брин очнулась в руках Ронгара, ибо ведьма не пошевелилась и никак не выдала своего пробуждения. Она осознала все, что произошло.
-Малявка лжет, - неожиданно для всех прозвучал ее голос, - она... она ранила Мэйв, и пыталась убить меня... А это зелье - зелье немоты... чтобы я никому не рассказала... Но оно на меня не действует, - цинично прочеканила она последнюю фразу, - но этого мало... Прежде всего она убедила Мэйв, что ты, капитан, ты... словом, ты и я... и... Мэйв ушла... ушла к Гельмуту.
-Тварь, - в качестве констатации факта парировала Арина, - у тебя что-то не сходится... То убедила, то убить хотела...
Но пиратку никто не слушал. Румина торжествовала. такое маленькое заклинание, а сила Брин уже работает на нее, и все верят только ей!
Согласно ее плану, Арины не должно было быть на корабле, но и так сойдет...
Нужно уточнить один факт - зелья Арина-таки перепутала, и на Брин оно таки не подействовало. Важен и еще один факт: мало того, что команда верила Брин, не верить Арине они тоже не могли! Признать, что пиратка ранила сестру и совершила множество других гадостей они не могли. Но и терпеть ее выходки не желали:
-Верни ему голос! - потребовал Дубар. Арина едва не расплакалась: она понятия не имела, как!! Но два часа пыток на камбузе дали свой результат - Синдбад обрела дар речи и тут же осыпал Арину градом ругательств.
-Не кричи на меня, а то на части порву! - сквозь зубы, но очень спокойно ответила Арина.
И ее оставили в покое. На нее просто перестали обращать внимание. Даже Дермотт больше времени проводил у постели выздоравливающей Брин.
... Дверь в небольшой уютный домик открылась от сильного удара. Рыжий смерч влетел внутрь, бросил меч и плащ на пол, и с рычанием упал на кровать. Когда Дим-Дим, потревоженный шумом, который создала вбежавшая Мэйв, спустился по лестнице, он услышал уже только рыдания.
-Мэйв, дитя мое...
Когда она смогла говорить, то рассказал ему все: и о том, как сбежала, разозленная поведением сестры, и о том, как затем спасла эту мелкую занозу, и о том, как как одержимая Руминой Брин напала на нее, и как ей пришлось сбежать, чтобы не подвергать команду опасности.
-Пока меня там нет - они живы. Пока меня там нет.
И она снова зарыдала на плече у старика.
Да, действительно, целью Румины уже давно была только Мэйв. И знать, что натворит Брин, одержимая сестричкой, не мог никто. Мэйв увидела это в глазах ведьмы в тот момент, когда остановила занесенную над собой руку с кинжалом. Она увидела смерть свою и сестры, брата, команды, капитана... Видела, как, израненная, она будет привязана к мачте. Привязана так, чтобы могла видеть смерть каждого из своих друзей. Все это в единое мгновение мелькнуло в глазах Брин.
Мэйв не сможет побороть Румину в Брин, пока та сама не захочет отпустить свою жертву. А пока Мэйв на корабле - этого не произойдет никогда. Расчет Мэйв оказался верен. Но Аллах, сколько бед принесет ее решение!

Поток ругательств Синдбада закончился неожиданной фразой:
-Кто такой Гельмут?!
Арина прижала ладони к глазам, затем резко выдохнули и отступила. Вероятно, этой ночью пришла пора рассказать все. Хотя... нет, Мэйв ей этого никогда не простит.
-Гельмут - это жених Мэйв, - вместо нее ответила Брин, входя на камбуз. Она держалась за стены, с трудом передвигаясь. До рассвета оставалось недолго, и, вероятно, Фаруз у ее постели заснул.
Капитан подозрительно посмотрел на брюнетку.
-Ты...
-Что я наделала, капитан?
Румина посчитала, что ведьма ей пока не нужна. Она все силы бросила на поиски Мэйв, и теперь Брин была самой собой.
-Что произошло? я сделала что-то страшное?! - ее глаза искали на лицах друзей ответы, - не молчите, я же чувствую, я сделала что-то... я не помню, что, но... но я помню все остальное.
И ведьма сглотнула.
-Кто-нибудь объяснит мне, что происходит? - заорал капитан, когда на камбузе показался Аким.
-Не думаю, капитан. Эти ведьмочки ничего тебе не скажут.
Но сдаваться Синдбад не был намерен, и Аким тут же пожалел о своих словах, ибо был схвачен за ворот:
-Значит, ты расскажешь.
Аким запротестовал.
-Где Мэйв? - спросил капитан одновременно всех.
Ответа не последовало.
-Сам найду.
И он вышел с камбуза.
-Ты все вспомнила? - обратился Аким к Брин. Та кивнула. Аким ни разу не выдал тот факт, что был знаком с Брин. Впрочем, как и Мэйв. Но Мэйв-то знала о ней гораздо больше, нежели Аким... Думаю, если мы послушаем их разговор на камбузе, то многое станет на свои места.
-Убил бы тебя, - задумчиво протянул Аким.
Брин вздохнула.
-Тогда, на корабле... прости меня...
Такая простая фраза, а сколько воспоминаний... Дермотт вскрикнул. Они были знакомы давно, годы назад. Они были моложе... Арина и Аким были и вовсе детьми. Тогда, в далекой северной стране произошла трагедия, о которой не любил рассказывать никто. Кинжал Акима полетел в Брин и воткнулся в обшивку в пяти сантиметрах от ее лица. Он не собирался убивать ведьму, но все зло всколыхнулось сейчас и заполнило его существо.
-Твое счастье, что ты эти годы помогала капитану, - рыкнула Арина, - и что Дермотт тебя любит.
-И сестра оставила в покое, - продолжал Аким, намекая на Румину. Кровь сильна... о, как она сильна... и скольких людей она сгубила... Брин сползла вниз по обшивке. Дермотт подбадривающие вскрикнул.
Они говорили еще долго, пока не заметили, что их уже довольно давно рассматривает с нескрываемым любопытством и с не меньшим любопытством слушает капитан.
-Что здесь происходит? - он отделился от дверного косяка и вальяжно прошествовал внутрь.
-Может, мне кто-то что-то объяснит?! - его голос набирал громкость, как шум прибоя.
Что говорили ему эти непонятные и странные люди, воспроизвести невозможно. Но они его так запутали, что вышел из камбуза, окончательно убедившись, что минимум половина его команды спятила. и он в их числе.
Синдбад не думал ни о чем, кроме этого странного имени - Гельмут. Ему так и не оюъяснили, почему Мэйв, его Мэйв - теперь он может это с чистой совестью заявить! - уходит к своему жениху... при совершенно неясных обстоятельствах... Мэйв- уходит. Гельмут - жених. Кто тогда он сам?! Арина. Во всем этом с самого начала виновата Арина!

6. Когда рассвета не ждут.
Ночи и дни сменяли друг друга, а жизнь на "Номаде" точно остановилась. Никто ни с кем не разговаривал и не ни на кого не смотрел, все отчаянно делали вид, что ничего, совершенно ничего не произошло. Аким не выдержал первым и сорвался. Он накричал на Брин и довел девушку до слез.
-Я уже давно обещал тебя прикончить, еще одно слово, и этот день наступит сегодня! - выразительно держась за эфес, шел на него капитан, - Брин, иди в каюту.
она не послушала.
-Я что, неясно выразился? Иди в каюту.
-Оставь его! - всхлипнула ведьма.
Взгляд Синдбада смягчился, рука расслабилась.
-Иди.
И Брин послушно ушла. Капитан подарил юного пирата выразительным взглядом и отправился вслед за брюнеткой.
-Брин, дорогая, - скользнул он к ней в комнату, - объясни, что здесь произошло и происходит? Если я не пойму - я сойду с ума, а зачем тебе сумасшедший капитан? - доверительно говорил он, усаживаясь перед ней на пол. Девушка заулыбалась.
-Ты и так сумасшедший...
-Расскажешь все-таки?
И она кратко, но правдиво изложила историю той роковой ночи.
-Значит, все-таки к Гельмуту? - переспросил он.
Брин кивнула.
-Я предполагаю, что да. Ей больше некуда податься. Дим-Дима она сама не найдет. С Гельмутом - вполне вероятно.
-Но не со мной, - проговорил он в сторону.

-Она боялась, что Румина, контролируя меня, сможет вам навредить...
-Но почему? Почем ты так подвластна Румине?!
-Она моя сестра.
-А-а-а, - протянул капитан, сделав вид, что понял.
-Почему Мэйв оставила тебя на корабле? Почему не убила? Ты - ведьма... это невозможно... - мысли не укладывались в голове капитана.
-Она мне верит, - произнесла Брин теплым сестринским голосом, и капитан понял, что девочка не лжет. Наверняка, Мэйв следила за их приключениями и видела преданность Брин. Он понял еще далеко не все, но главное было ясно: его рыжую вынудили уйти.

-Я найду ее. Найду.
Он стремительно вышел из каюты, чтобы Брин не видела выражения его лица. Хорошо, что Арина сумела лишить ее влияния Румины... Что? Почему вдруг эта мысль? Почему Арина? При чем здесь Арина? Синдбад стряхнул с себя наваждение и отправился на корму.

-Я бы мог и сам с ним справиться! - на пороге комнаты Брин вместо капитана возник пират, - а твое благородство было излишним!
-Дурак, - равнодушно сказала Брин и выронила пиалу. Никто даже не поинтересовался за эти дни, как она себя чувствует. А ведь вспомнить всю свою жизнь сразу - нелегкое испытание, особенно, если эта жизнь ни капли не совпадает с нынешними твоими воззрениями... Ее душа не металась, она ныла, рыдала от тупой боли где-то глубоко. Тяжело было думать. Еще тяжелее - осознавать. Воспоминания вызывали у нее головокружения, у нее темнело в глазах, а они все приходили и приходили, не давая ей опомниться.
-Вы только посмотрите на нее, - Аким все еще был зол. Он прошел в комнату, оставив двери открытыми, - дочь великого мага играет в обиженную невинность... Тебе напомнить, как ты едва не утопила корабль со всеми нами по желанию твоей сестрички?! Или напомнить, как вы шутки ради уничтожили нашу деревню?! Напомнить тебе? Или как вы Дермотта?!
-Молчи, ты не знаешь, ничего не знаешь, - ее голос срывался на плач. Самая болезненная картина прошлого возникла перед ее глазами...
Как давно это было! Что они делали с сестрой в этой варварской деревеньке - она не знала. У Румины было задание от отца, и она в точности его выполняла, используя свою маленькую наивную сестренку как щит. Но Брин этого не знала. Совсем юная, она не понимала и того, почему они живут здесь под видом беженок.. Но девушка об этом не думала, ибо все ее мысли занимал он - местный юноша, любимец всех деревенских девушек. Из всех них он выбрал ее одну. За карие глаза ли, за тонкий ли стан или изящество восточных манер, но русый парень проводил с ней дни напролет. ...Они стояли у озера.
-Брин...
Он подняла темные теплые глаза.
-У меня есть одна идея... Думаю, она тебе понравится.
Теплые глаза выразили удивление.
-Я точно знаю, что это не понравится твоей сестре... Но мне плевать. Брин Амина бинт Тюрок, будь моей женой!
-Я согласна, - чуть слышно шепнула она.
-Ну нет уж! - раздался за их спинами властный голос. Румина прищурилась. Ее ноздри раздулись. Из ладони ведьмы вырвался столб магии, и руки, обнимавшие Брин, вдруг исчезли, а вместо любимого над ее головой взмыл ястреб.
-Дермотт, нет! - закричала в сотне метров Мэйв, спеша к месту трагедии и спотыкаясь. Когда она в очередной раз упала, то, поднявшись, поняла, что уже достаточно близко и пустила в Румину поток неумелой магии. Та только расхохоталась.
-Ах, эта кельтская вспыльчивость! Ты выдала свою мать, тупая деревенщина! - и с мстительным выражением лица Румина исчезла в дыму. Исчезла, чтобы убить могущественную ведьму, ученицу Дим-Дима, отрекшуюся от магии. Именно с этой целью она прибыла в страну этих грязных варваров. Но это Брин поймет только сейчас.
-Что, воспоминания гнетут?! - грубо прервал ее Аким. Брин шаталась и уже почти ничего не видела.
-Там, на корабле, ты едва нас не утопила! Тебе что-то помешало, но ты! ты! Ты черная!!
Там, на корабле... она помнила, как отправилась с Мэйв и Дермоттом на восток, брошенная сестрой... и как Арина пробралась на корабль... и как в ее каюте появилась Румина... их ссора... Румина требовала от нее что-то... что?! она не помнила... тогда она не могла думать ни о чем, кроме Дермотта. Это она, Брин, виновата, что Мэйв выдала мать... Это она виновата, что семья ее любимого погибла... Румина
кричала на нее, размахивала руками... пока корабль не начало шатать немилосердно - юная черная ведьма вызвала шторм. Корабль с трудом причалил к берегу. Под крики и обвинения команды она сбежала по трапу в ближайшем порту, пока ее не утопили. Никто не верил ей. Дермотт... он верил, но Мэйв отказывалась его слушать, считая, что он защищает любимую. Когда Брин сбежала, Мэйв заперла ястреба. Он этого не простит ей никогда.
-Ну что, вспомнила, тварь?! - и Аким шагнул в комнату.
Брин поняла, что часть фраз говорила вслух. В основном те, в которых винила себя. Аким вынул кинжал.
-Мне казалось, что ты изменилась. Здесь, на корабле, с Синдбадом... Но нет же, нет! Ты и здесь продолжаешь! Ненавижу!
-Идиот! Чурбан неотесанный! - Арина схватилась за перекладину двери и точным ударом ноги выбила нож из рук Акима.
-Ты вообще соображаешь, что творишь?!
Никто из них не заметил, что за всем этим давно и молча наблюдает капитан. Он не сделал и движения, чтобы остановить Акима. Наградив Брин взглядом, от которого разбилось ее сердце, он повернулся и ушел.
Как он мог! Он... он предал ее.. просто сейчас... И никто никогда не поверит ей. Не поверит, что там, на корабле, в ее каюте была Румина... что она диктовала ей мысли последнее время. Никто не поверит.
Аким, чертыхаясь, поднялся под недовольное бурчание Арины и был взашей выдворен из каюты с какой-то наставительной фразой.
Брин всхлипнула, а затем сжала зубы и бросила на кровать дорожную сумку. На следующее утро она сошла в порту в город и не вернулась. Вечером, после дня безумных поисков, на "Номаде" была обнаружена записка. Брин ушла, чтобы никогда не вернуться. Дермотт сидел на руке Ронгара. Все повторилось со страшной точностью. Когда была обнаружена записка и прекращены поиски, было принято решение не дать Дермотту улететь - на случай, если они найдут Мэйв.
Дермотт клевал Ронагра и бил крыльями, но поделать ничего не мог. Впрочем, его гнев вылился в более ощутимую форму уже следующим утром.
Дверь в каюту капитана вышибли ногой.
-Просыпайся! Просыпайся, мерзавец! - тряс Синдбада неизвестный юноша, светловолосый и зеленоглазый, - просыпайся, кому говорю!!
-Какого Шайтана?! - мгновенно сверкнула сабля в руке моряка, но реакции утреннего посетителя можно было позавидовать.
-Как? Ну как ты мог дать ей уйти! Она же пропадет! Пропадет! - кричал юноша, вырывая у сонного Синдбада саблю и выбрасывая ее подальше. Все это неизвестно чем бы закончилось, когда бы в каюту на шум не вбежала команда, и крик Арины "Дермотт! Родной мой!" не прервал шум и суматоху.
Все замерли, замолчали, а потом заговорили одновременно и так же одновременно замолчали.
Арина обнимала юношу, одетого в явно не свои вещи - это все, что он утром нашел на корабле под удивленные глаза и молитвы матросов.
Спустя час все более-менее прояснилось. Радовало несколько вещей, ведь то, что Дермотт - человек автоматически означало, что Румина мертва... По крайней мере, так утверждали Арина и Дермотт. Значит, они могут найти Мэйв... Но события развернулись иначе. Совершенно иначе, чем хотел того капитан. Дермотт, по-прежнему злой на капитана, рассказал правдивую историю того, что произошло в каюте Брин тогда, во время шторма.
-Как ты мог?! - не унимался бывший ястреб, - отпустить ее! Обидеть ее! как вы все могли не поверить ей?! -Он вскочил.
-Она не вернется, Дермотт... - попытался было что-то сказать Фаруз о выборе ведьмы, но юноша стремительно вышел на палубу, завернувшись в плащ. Он, не говоря ни слова, начал спускаться по трапу.
-Дермотт! - остановила его сестра, - постой!
-Я найду ее! Слышишь?! - и он спрыгнул на причал.
-Я с тобой! - и Арина перелезла через фальшборт и вдруг замерла.
-Капитан, ты сам виноват. Мы уходим от тебя. Мы найдем Брин, И Мэйв найдем. А ты оставайся один со своей глупостью и гордостью!
Аким молча последовал за девушкой, но едва капитан занес ногу, чтобы последовать за этими неразумными детьми, как Арина одним движением руки отправила корабль в открытое море. Правда, ей стоило огромных усилий вывести корабль так далеко, чтобы он не имел возможности вернуться в ближайшее время. Едва "Номад" поймал попутный ветер, как ослабевшая и изможденная Арина повисла на руках брата и друга.
Неделю спустя Синдбад и его команда шли по городу. Небольшой портовый городок, Айрим, сам возник на их пути. Наивный капитан, он так и не привык к тому, что случайно не бывает в этом мире ничего, и эта встреча давно, еще до гибели, тщательно готовилась Руминой... Судьба сделала новый виток, которому суждено было изменить жизнь этих отчаянных моряков, и в частности их безумного предводителя.
-Нет, Дубар, я не собираюсь больше идти на поводу у Арины, - доказывал Синбад, и вдруг умолк. Его взгляд уловил в толпе то, что не уловил бы и Дермотт. Красивая рыжая женщина шла рядом с высоким статным вельможей. Она смеялась и придерживала подол длинного платья. Ее трудно было узнать, но влюбленный моряк даже не заметил перемены. Все, что он в эту секунду увидел: его Мэйв идет с другим мужчиной, счастливая, смеющаяся. Синдбад не двигался и не закрывал глаз. Все было слишком понятно. Он подождал, пока пара минует рыночную площадь и скроется в переулке. Тогда он молча развернулся и отправился обратно на корабль.

Благодарность: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 10
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.12 21:59. Заголовок: 7. Меч сквозь душу. ..


7. Меч сквозь душу.
Пройдет почти год. Команда как-то научится жить без Мэйв, без Брин, и, черт с ней, даже без Арины...
"Номад" стоял у причала. Команда отдыхала на берегу в ближайшем кабаке. Капитан стал много пить, не уступая Дубару. Количество же его любовниц вообще никому не было известно. В тот самый ветреный полдень, в кабак вошла команда соседнего с "Номадом" судна. Капитан уверенным движением бросил на стол трактирщику горсть монет, пока матросы, штурман и два более хрупких создания - барышни - располагались за столами. Команда Синдбада уже давно внимательно наблюдала за новоприбывшими, но только смех одной из девушек отвлек его от кабацкой девки и кружки вина. Моряк обернулся, чтобы глаза Арины вмиг протрезвили его. Рядом с этими невозможными глазами он постепенно обнаружил Акима, Дермотта и Брин. Едва Арина поняла, на кого она смотрит, как смех замер на ее губах и стремительнее сокола, она вылетела в дверь. Синдбад бросился за ней, в то время, как команда обнимала своих старых друзей.
-Арина стой!
-Не касайся ко мне! Уйди! - она завизжала, и острый нож у самого горла охладил капитана. Голос Акима звучал таким же холодом: "Только тронь..."
Этот вечер был не самым приятным за всю историю путешествий на "Номаде".
А не был он приятным по причине банального выяснения отношений. Пока все не передрались, Брин заявила своим спокойным голосом:
-Предлагаю обсудить это завтра. Начинается шторм, и нам нужно подумать о пристанище, ибо лично я не собираюсь ночевать в этом кабаке!
Ушлый купец тут же показался перед ее глазами.
-Досточтимые господа, - бархатно начал он, - позвольте вам предложить дом моего кузена, он сейчас пустует... За символичную плату вы сможете разместиться в нем на время шторма...
-Сколько? - прогремел Дубар.
-700 рупий, всего 700 рупий!
-Ты с ума сошел! - запротестовал Дубар, - 700 рупий за лачугу!!
-Мы берем, - спокойно парировал Фаруз, - думаю, денег у нас хватит.Вы с нами? - обернулся он ко второй команде.
Все матросы разбрелись по съемным углам, и в кабаке остались только наши друзья. Аким нехотя кивнул. Под моросящим дождем и уже шквальным ветром они спешили к особняку. Это был довольно приличный дом, большой и уютный, хотя 700 рупий, пусть и за несколько дней, он все равно не стоил.
Синдбад вошел в свою каюту и первым делом оглянулся в поисках воды. Все время громких и бурных скандалов в таверне его жутко беспокоил факт его небритости. Обнаружив, наконец, кувшин и вооружившись кинжалом, моряк принялся приводить себя в надлежащий капитану вид.
На следующее утро шторм не утих, а только сильнее разыгрался. Фаруз предполагал, что меньше трех-четырех дней он не продлиться.
-Прекрасно, - печально констатировал Дермотт, - да они же поубивают друг друга за это время!
Время текло медленно и неприятно. В доме не было прислуги, и Арина вызвалась готовить. Аким весьма опасался за качество приготовленной ей еды.
-Ты что, не доверяешь собственной жене? - поинтересовался у него Фаруз, когда Аким опасливо отодвинул тарелку за завтраком. Арина поперхнулась.
-Жене?! - вскрикнули одновременно Аким и Арина.
-Да я лучше отравлюсь, - попыталась с полным ртом сплюнуть Арина.
-Аналогично, - ответил Аким.
Дермотт и Брин мягко засмеялись. Глаза капитана Синдбада приняли странное выражение.
-Нам хватит и одной парочки! - немного язвительно заметил капитан Аким, указывая на бывшего ястреба и ведьму.
Все принялись поздравлять своих друзей, а Синдбад по-прежнему как-то странно смотрел в пустоту. Кстати, нужно заметить, что он был побрит и пострижен, что нимало удивило команду.
Все принялись поздравлять своих друзей, а Синдбад по-прежнему как-то странно смотрел в пустоту. Кстати, нужно заметить, что он был побрит и пострижен, что нимало удивило команду.
К обеду Арина решила приготовить что-то простое и понятное, чтобы Аким и не думал отвертеться. Она наклонилась к ящику с крупами и задумчиво их перебирала, когда перед ее глазами возник подол платья. Потом из рук человека, которому этот подол принадлежал, посыпались дрова. Арина подняла голову. Высокая полноватая женщина, весьма миловидная, смотрела на нее полными ужаса глазами.
-Т-т-ты кто? - спросила она.
-А-а-а-.... А-а-а-а, - проговорила Арина с разной интонацией. С плаща женщины стекала вода. Она только что пришла с улицы, - я и мои друзья снимаем этот дом... - нашлась она.
-Какой дом? - не поняла женщина, и тут узнала Арину.
-Арина?!
Это оказалась Латифа, хозяка таверны, в которой намедни встретились обе команды.
-Латифа! - узнала ее пиратка, - а что ты здесь делаешь?! - неуверенно продолжила девушка.
-Живу, - с досадой ответила Латифа бросая на пол остатки дров.
-Ну Аслан, ну прохиндей! - негодовала Латифа, - он уже третий раз мой дом сдает! Все пользуется тем, что я ночую иногда в таверне! Ну мерзавец!
Арина только засмеялась. Было решено, что моряки останутся здесь до конца шторма, а потом вытрясут из Аслана деньги для Латифы. Женщины принялись готовить обед.
Как раз в это время в доме богатого вельможи праздновали именины его сына, и несколько людей в городе обеспечивали его стол. Латифа жарила поросеночка, пекла пирог, готовила изысканные запеченные с телятиной баклажаны под сыром, а заодно и обед для команды.
-Арина, пока дожаривается поросенок, я отнесу часть продуктов к Тимуру... а то дождь, все сразу нести не удобно... Последи за поросенком и не забудь шафран! Если закончится - возьмешь в кладовке! - и Латифа вышла под проливной дождь с тщательно накрытыми корзинами.
-Шафран... где шафран?! - начинала злиться Арина, переворачивая полки вверх дном, - а, в кладовке же! Тю, Шайтан...

И пиратка отправилась исследовать содержимое огромной кладовки Латифы. Когда она вернулась,вся в муке, корице и с бадьяном в волосах и кусочком щербета на щеке, ее взгляд уловил просто страшную картину: Дубар уминал уже добрую половину поросенка.
-Арина, деточка, а ты замечательно готовишь! - с набитым ртом бубни здоровяк.
-Тебя Латифа убьет, - обреченно сказала Арина, выпуская из рук баночку шафрана и вынимая из волос бадьян.

В этот момент открылась дверь и вошла хозяйка.
-Арина, золотце, как там кабанчик? - прощебетала она, снимая капюшон.
-Не думаю, что эта милая женщина мне причинит серьезный вред, - усмехнулся Дубар, отламывая третью ногу несчастного поросенка.

-Ах ты увалень! Бык! Бесстыжая твоя рожа! - отбросив корзины, Латифа схватила кочергу и бросилась за Дубаром. Не бросая ноги, Дубар ринулся прочь с кухни. Арина невольно засмеялась.

Когда рассерженная Латифа вернулась, она с сожалением посмотрела на остатки поросенка. Затем она критично осмотрела Арину и, заметив муку на ее руках, расплылась в довольной улыбке.
-Есть идея! Арина! Растопи в котелке масло! Быстро!
Сама Латифа принялась с трудом разрезать поросенка на куски. В дверях показались виноватые глаза Дубара.
-Что стоишь? - прикрикнула на него Латифа, - иди помогай! Разделывай, а то мне трудно! И не дай тебе Аллах хоть один кусочек еще съесть!
-А я больше и не хочу, - пробубнил здоровяк, за что тут же получил два удара полотенцами от наших поварих. Латифа бросилась к корзине с баклажанами. Час спустя из печи начал доноситься уже первый запах пирога.
-Я не переживу, если это не попробую, - мечтательно проговорил Дубар. Латифа многозначительно покосилась на кочергу и здоровяк от беды подальше ушел к себе в комнату.

Весь день до обеда, две команды, кроме Акима, Синдбада и Брин провели в гостиной, рассказывая о своих путешествиях. Капитаны оставались в каюте, как и Брин, ощущавшая свою вину перед разрушенным счастьем Синдабада. После обеда к ним присоединилась Латифа, оказавшаяся очень милой и разговорчивой женщиной. Вдова, она была бездетна, а компания пьяных посетителей трактира не доставляла ей ни малейшего удовольствия, так что она была рада нашим путешественникам.
На следующий день Синдбад все же выполз из своей каюты, хотя к завтраку не спустился. Он беззаботно прошел на кухню, наслаждаясь трезвостью и уверенностью походки.
-Арина...
Девушка, в одиночестве колдовавшая над парой котелков, обернулась.
-О, явился... чего тебе?
-Ну, я тут подумал... - капитан подошел опасно близко, - может, нам бы с тобой... прогуляться, что ли...
Арины прыснула.
-Под дождем, что ли? Мог бы что-то повеселее придумать!
Моряк смутился - он понял, что ляпнул глупость.
Тогда он медленно провел рукой по волосам девушки. Та удивленно отпрянула.
-Ты что, с мачты свалился?!
-Что-то не так? - раздражающе-елейным голосом вещал капитан.
-Не так! - возмущалась Арина, размахивая кухонным ножом перед его лицом, - не так! У тебя, между прочим, если я не ошибаюсь, любимая есть!
-Кто?! - удивился капитан. Арина впала в ступор.
-Моя сестра! Имя "Мэйв" тебе не о чем не говорит, кобель ты несчастный?!
Капитан не отвел от нее глаз.
-Это старая история, - его взгляд скользнул ниже по ее рубашке, - она счастлива с другим мужчиной, что мешает быть счастливым мне...
-Слушай, ты, - Арина поняла, наконец, что у нее в руках какое-никакое оружие и накинулась на Синдбада с обвинениями, - я -пиратка, я повидала на своем веку столько такого, что твоим кабацким девкам и не снилось! И твои грязные намеки! Гр-р-р!! - недовольно зарычала девица.
-Что это? - неожиданно теплым и заботливым голосом спросил капитан, отодвигая волосы на шее Арины и открывая тонкий, но длинный шрам.
-Не у одного тебя бывают приключения, - в тон ему ответила девушка. Шрам бы совсем недавним.
-Болит?
-Нет... - и она опустила глаза. Потом вдруг опомнилась.
-Слушай, ты, капитан несчастный, подай лук!
Оттолкнувшись рукой от стола, он схватил луковицу и бросил ее в котелок. Затем развернулся, и, не дав девчонке опомниться, вышел под проливной дождь.
-Вот паразит!
Арина раздраженно вздохнула и вылила испорченное варево в миску с помоями. Неочищенная луковица оказалась сверху и на секунду задержала внимание Арины. Она еще раз вздохнула.
Холодный дождь бил мужчину по лицу, освежая мысли и чувства. Так легче. Гораздо легче. От ветра и дождя не возможно было спрятаться, да он и не хотел. Они не давали ему возможности нормально смотреть, и то, что он не один в такую погоду решился выйти на улицу, Синдбад понял, когда стрела зацепила ему руку. Он потянулся за саблей, и понял, что оставил ее дома. Капитан коротко ругнулся и бросился под защиту ближайшего дерева, ибо он уже успел выйти из города. Похоже, за ним следили. Однако, дерево его не спасло - сразу пятеро подступали к нему с саблями наголо. Исход драки был ясен и зависел только от цели нападавших.
-Стоять! -властно и громко закричала приближавшаяся к ним фигурка. Это была Арина. Одним движением руки она отбросила сабли нападавших и самого слабого из них. На остальных не хватило сил. Синдбад сумел их разглядеть. Это были матросы Акима и сам Аким.
-Что вы здесь творите?! - истерично кричала Арина, пытаясь заглушить шум ветра, - Аким! Ты спятил! Прекрати это немедленно!
-Как скажешь, дорогая! - ответил Аким. Он стоял спиной к капитану. В одну секунду в его руках блеснул кинжал и вонзился прямо в грудь Синдбада.
Арина закричала. Аким вынул нож. Синдбад сполз на землю. И тут Аким понял, что он натворил. Вместе со своей подругой пират кинулся к моряку.
-Он жив, скорее! - кричал он.
Мрачная процессия несла капитана к дому Латифы. Дождь бил по его лицу, стекая по волосам, по одежде, смешивался с кровью.
В это время где-то очень далеко, в доме богатого вельможи закричала женщина с длинными рыжими волосами. В соседней комнате зарыдал ребенок. Уже виденный нами однажды красивый мужчина вбежал в комнату.
-Мэйв, что с тобой? Мэйв?
Но она не отвечала. Мужчина уложил ее на кровать. В комнату вошла еще одна женщина - тонкая, точно веточка. Только в сравнении с ней можно было догадаться, что вельможа, только что вам представленный - вовсе не араб, а хорошо загоревший европеец. Изящная мусульманка бросилась к Мэйв.
-Гельмут, что с ней? - тревожно спросила она. В соседней комнате по-прежнему плакал ребенок.-Не знаю, любимая, иди к Муниру.
И женщина послушно поспешила к ребенку.
Спустя почти полчаса ничего не изменилось - Мэйв в себя не приходила, Мунир рыдал. Его положили рядом с рыжеволосой, и ребенок немного успокоился, но Мэйв стала бледнеть на глазах.
-Убери его! Убери его! - закричал Гельмут.
Едва Лейла взяла ребенка, как он вновь захныкал. Плакать он больше не мог - устал. Он попытался заснуть, но сон его был тревожным.
А среди шторма и шквалов ветра, в уютном теплом доме, на испачканных кровью простынях лежал Синдбад. Его одежда была вспорота, а зияющая рана перевязана. Капитан был бледен.-Он потерял много крови. Ранение серьезное, - говорил Фаруз, вытирая руки, - я не ручаюсь за его жизнь...
Брин всхлипнула. Арина повернулась к Акиму:
-Молись, чтобы он выжил. Молись, гаденыш, иначе я тебя прикончу. И твоя ревность - это не оправдания.
Аким и сам переживал. Дубар слонялся по комнате, Ронгар уставился в окно. Латифа помогала Фарузу. Никто не выходил из комнаты за исключением Латифы, то приносящей воду, то подбрасывающей дров в огонь.
Спустя какое-то время Фаруз снова встал от Синдбада.
-Я ничего не могу сделать. Он умирает. Ему... - ученый набрал воздуха, - остались считанные часы.
Арина бросилась к капитану. Она схватила его за руку - она так чувствовала, она так понимала. То, что она ощутила в тот миг...
Брин сползла по стене и распласталась на полу в какую-то бесформенную массу.
То, что в то миг ощутила Арина, она никогда не сможет описать. Синдбад уже шел по невероятно зеленой траве. Кроме нее он ничего не видел - только белый туман и трава. Вдруг из тумана показался знакомый силуэт, и послышался близкий и любимый голос:
-Тебе рано еще, рано, слышишь? - умоляла его Мэйв. Это был ее голос, ее глаза, ее фигура... но не лицо...на него шла Мала, та самая Мала...
-Очнись, борись, ты можешь!
Кто это говорит ему? Мала? Мэйв? Он не понимал.
-Борись! Живи! - умолял дрожащий голос.
И он подчинился. Рука дрогнула, глаза открылись.
-Этого не может быть, не может быть! - Фаруз не верил в это счастье. Арина поднялась с пола и нежно, порывисто и быстро поцеловала Синдбада прямо в губы. Он, вероятно, хотел ей что-то ответить, но слабость и мутность сознания не позволили ему этого. Его глаза искали среди лиц друзей женский образ и не находили. Ни одна из двух больше не пришли с тех самых пор, как Арина отпустила его руку.

Благодарность: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 11
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.12 22:00. Заголовок: 8. Другая. Капитан у..


8. Другая.
Капитан уже с трудом вставал и передвигался. Едва он стал уверенно вставать с кровати, как его туда едва не уложил обратно собственный брат весьма революционным заявлением: "Ты себе как хочешь, а я с моряцким делом заканчиваю! За последний год не было ни одного стоящего приключения! Не перебивай меня! Так вот, поэтому я решаюсь на самое страшное приключение своей жизни! Я женюсь!" - и огромный кулак стукнул по столу.
Когда капитан уже смог самостоятельно передвигаться, подготовка к свадьбе Дубара и Латифы шла полным ходом. Арина точно не замечала его и периодически извинялась за поцелуй. Раз по пять за день, вгоняя Синдбада в краску.
-Мне нужна телятина! Немедленно! - заявила Арина, заглядывая в огромный казан с пловом, - и чернослив! Плов без чернослива - это кощунство! В крайнем случае - изюм!
Латифа засмеялась. Из пиратки получалась неплохая домохозяйка.
-Эй, капитан, я к тебе обращаюсь! - бесцеремонно добавила она и, одной рукой помешивая что-то в соседнем котле, другой бросила ему корзину. Ей было скучно без приключений, и она заменяла их акробатическими этюдами.
Синдбад взял корзину и отправился на рынок. Завернутые в холст продукты производили на него тяжкое впечатление - он чувствовал себя, как сказали бы сейчас, подкаблучником. Чернослив был практически выбран, когда боковым зрением он уловил то, чего подсознательно ждал уже больше года. Рыжие пряди мелькнули в толпе. Корзина медленно опустилась на землю. Ноги сами понесли его за мелькающей среди толпы фигуркой.
Он расталкивал людей, отчаянно его чертыхающих, и, наконец, схватил свою добычу за плечо. Женщина вскрикнула и выронила свертки. Это была не Мэйв.
-Что вам нужно?! - испуганно вскрикнула рыжеволосая. В ее голосе слышались слезы. Она была ниже Мэйв ростом и совершенно хрупкого телосложения, казалось - тронь и сломается.
-Н-н-ничего, - пробормотал капитан, подбирая свертки, - я обознался... какая у вас тяжелая корзина! Я помогу!
И он донес вещи до самого дома незнакомки. Из дома навстречу ему выбежала малышка, как две капли воды похожая на маму.
-Мама! Мама!
Изольда ( а так звали нашу незнакомку), опустилась на колени и быстро обняла дочь.
Синдбад уже успел узнать ее историю. Много лет назад ее деревня была уничтожена двумя ведьмами с Востока (капитан прекрасно осознавал, о ком идет речь, но и словом не оговорился о Брин и Румине). Эти ведьмы искали в их деревне какую-то могущественную волшебницу, но, получив отпор, сожгли селение дотла. Изольда и ее муж Айлех отправились на Восток, чтобы отомстить ведьмам. Точнее, это она отправилась с воинственным Айлехом. Ее любимого убили, когда малышка Несс только родилась. И вот теперь Несс обнимала свою мать, и безумный капитан не отводил взгляда от этой беззащитной пары.
Он кашлянул.
-Изольда, - с трудом выговорил он иностранное имя, - у тебя крыша вовсе покосилась... Позволь, я подправлю...
Арина успешно забыла о Синдбаде до самого вечера, ибо телятину принесла Латифа, а изюм был обнаружен в кладовке. Капитан пришел угрюмый и молчаливый и сунул озадаченной Латифе сверток с черносливом.
На следующий день моряк пропал с самого утра и до вечера. Все готовились к свадьбе и не обращали на это ни малейшего внимания. Только Арина лукаво улыбалась и намекала Дермотту, что с Синдбадом явно что-то не то.
Это самое "что-то" пришло с капитаном на свадьбу уже на другой день. Этим "что-то" оказались мать и дочь. Команда приходила в себя минуты три, но так и не прокомментировала гостей капитана. Когда веселье было в самом разгаре, и Синдбад танцевал с очаровательной смеющейся Несс, он вдруг рухнул на колени, запутавшись в собственных ногах, не поспевающих за резвой малышкой.
-Эй, ты чего?! - звонко засмеялась она.
-Несс, милая! Я хочу попросить твою маму быть моей женой!
Неизвестно как это услышали все, и даже музыканты. Они перестали играть. Несс серьезно посмотрела на капитана:
-Ты будешь моим папой?
Синдбад нерешительно кивнул. Несс отвернулась, чтобы схватить за подол свою маму.
-Мы согласны! - провозгласила она.
Изольда смущенно кивнула.
Описать реакцию команды было трудно. Радости не выражало ни одно лицо. И никто, совершенно никто не понял капитана.
Изольда заметила неприязнь и собралась было бежать, но ее остановила Брин. Когда ведьма говорила, ее лицо то и дело дергалось, точно от боли.
-Постой. Не иди. Все в порядке. Идем к столу, идем... Несс, бери маму, идем пробовать пирог...
Мало-помалу гости вновь заговорили и все забыли об Изольде. Только Арина плакала в дальнем темном углу, зарывшись в руки Акима.
...-Я понимаю тебя... - протянул Фаруз и как-то трудно взглянул на капитана. Он ничего не понимал.
Аким и его команда отправлялись в плавание с Ронгаром и Фарузом. Дубар бы тоже сбежал отсюда, чтобы не видеть Изольду, но его держала Латифа. Синдбад оставался на суше, "Номад" отправлялся в док.
Арина отсутствовала почти неделю. Она вернулась перед самым отплытием, и бросив Акиму многозначительное "Я была права" прошла в шлюпку, даже не простившись с капитаном.
Корабль Акима отплывал, а с берега ему слали прощальный привет бывший капитан Синдбад, Изольда и Несс. Фаруз отвернулся, чтобы скрыть слезы.
Арина сидела у себя в каюте, задумчиво перебирая в руках четки и воспоминания прошедшей недели в голове.
Почти год она не могла заставить Акима отправиться в этот город в глубине страны. Он не верил, что Гельмута может туда занести, и все же занесло... Арина постучала в дом вельможи.
-Брысь отсюда! - прикрикнула на нее стража.
-Чтооо?! - и Арина разбросала их по разные стороны дома, - я вообще-то хотело вежливо, культурно... Эх, вы...
-Арина! - и Мэйв уже прижимала к себе сестру.
...Они сидели в комнате. Мэйв трясла головой, точно отгоняя навязчивых пчел:
-Я не верю тебе.
-В оракул давно смотрела? - печально спросила младшая сестра.
Мэйв подскочила и бросилась к оракулу, стоящему в пыли за сундуком. Секунду спустя она вскрикнула, точно ее ужалил скорпион. Арина подбежала и с трудом оттащила сестру от картины счастья ее любимого.
-Где ты была целый год? - спокойно, но с укором спросила Арина.
Слуги внесли тарелку инжира.
-Долгая история... Сначала была Румина... И страшная битва. И победа...
-Это я знаю, - перебила Арина, - Дермотт вернулся.
-Не прощу, что пришла без него, - то ли в шутку, то ли серьезно ответила Мэйв, - а потом Гельмут... точнее, Лейла, его жена... Она сильно болела, и я не могла ее оставить. Потом... потом Мунир, - Мэйв улыбнулась.
-Кто? - вновь перебила Арина.
Мэйв вышла из комнаты и вернулась с ребенком на руках. Мунир спал.
-Арина, это твой племянник.
Пока новоиспеченная тетушка приходила в себя и благоговейно рассматривала племянника, Мэйв продолжала рассказ.
-А потом я в последний раз взглянула в оракул. Тот мужчина, которого я там увидела, не был моим капитаном. Это был пьяный, гулящий моряк, которого я не желала знать, - отрезала она.
-И этому виной ты, - так же осторожно отвечала Арина. Мэйв молчала...

Арина сидела в каюте и не могла остановить поток воспоминаний. Она вернется к сестре и племяннику, обязательно вернется.

Благодарность: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 12
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.12 22:01. Заголовок: Капитан проснулся от..


Капитан проснулся от блаженного чувства спокойствия. Он потянулся на кровати, стараясь не разбудить спящую.
-Мэйв... прошептал он и осекся. Хорошо, что Изольда спит и не слышит этого. Ничего, он научится. Научится не говорить ее имя. Не жить воспоминаниями о ней. Не перебирать в памяти картины прошлого. Он заново научится жить. Синдбад оделся. Какая странная эта жизнь на суше! Он отвык. От приключений, от штормов, от тишины... Несс играла во дворе. Она проснулась уже давно и теперь забавлялась со щенком.
-Синдбад! - восьмилетнее чудо летело к моряку. Бывшему моряку, - идем, идем со мной! Я что-то тебе покажу!
И они шли через поля, чтобы посмотреть на гнездо редкой птички.
Тогда впервые за свою жизнь Синдбад собрал букет цветов. Для нее, для Изольды. Он хотел полюбить. Полюбить эту нежную, домашнюю женщину. Наверное, такой была его мать. Почему-то именно такой она ему представлялась - теплой, уютной...
Несс остановилась и топнула ногой. Что-то рассердило ее. А, вон деревенские мальчишки гонятся за кошкой с камнями. Несс поспешила на помощь.
"Характером, вероятно, в отца", - подумал Синдбад, устремляясь за девчушкой.
-Эй, вы!
Дальше она не знала, что говорить. Толпа мальчишек остановилась, и кошка сбежала. Несс замялась. Она не знала, что ей говорить дальше. Главарь банды, мальчишка явно старше и сильнее Несс, с угрожающим видом двинулся на малышку. Краем глаза она увидела под ногой большой камень. Быстро нагнувшись, она схватила его и замахнулась.
-Не подходи!
Мальчишки и правда попятились, потому что сзади Несс подходил Синдбад. Он всего-навсего поднял бровь, но они сочли более разумным ретироваться. Немного испуганная, но торжествующая Несс прижалась к коленям мужчины.
-Теперь я точно знаю, что ты - мой папа.
Капитана точно ударило громом. Он почувствовал острую, адскую необходимость защитить это маленькое, рыжее, отважное существо.

Они возвращались домой, довольные и гордые. Изольда встречала их у самой изгороди.
-Ну, и где вы были? - поинтересовалась она.
Вместо ответа Синдбад притянул ее к себе, не удосужившись обойти изгородь, посмотрел в глубокие зеленые глаза и отчетливо, убеждая себя, всевышнего, весь мир, Изольду и Несс, проговорил:

-Я люблю тебя.

Мейв закрыла оракул и расплакалась. Она за последнее время столько плакала, что ее кожа обветрилась.

состояние ведьмы категорически не нравилось.
-Гельмут! Это нельзя так оставлять! Что ты прикажешь мне делать? М?
-Переплачет! - отвечал Гельмут, - все вы женщины такие!
Состояние Мэйв не улучшалось. Она лежала на кровати часами, наслаждаясь своей болью, когда наблюдала за происходящим в оракуле.
-Я это больше терпеть не намерена! - заявила Лейла и ночью украла и разбила оракул Мэйв. День за днем, месяц за месяцем, рыжая ведьма снова превращалась в красивую и ухоженную женщину. Лейла нежила и холила ее, всеми возможными методами борясь с апатией подруги. Все это время Мэйв спасал только сын.
Команда не раз бывала у них в гостях. Они то и дело порывались забрать ведьму на корабль, но при упоминании о море девушка мрачнела и замыкалась. Ее нервы были расшатаны, постоянное самобичевание доводило ее до истощения. Она кляла себя и свою гордость, но чего теперь кусать локти?
Капитан проснулся от блаженного чувства спокойствия. Он потянулся на кровати, стараясь не разбудить спящую.
-Мэйв... прошептал он и осекся. Хорошо, что Изольда спит и не слышит этого. Ничего, он научится. Научится не говорить ее имя. Не жить воспоминаниями о ней. Не перебирать в памяти картины прошлого. Он заново научится жить. Синдбад оделся. Какая странная эта жизнь на суше! Он отвык. От приключений, от штормов, от тишины... Несс играла во дворе. Она проснулась уже давно и теперь забавлялась со щенком.
-Синдбад! - восьмилетнее чудо летело к моряку. Бывшему моряку, - идем, идем со мной! Я что-то тебе покажу!
И они шли через поля, чтобы посмотреть на гнездо редкой птички.
Тогда впервые за свою жизнь Синдбад собрал букет цветов. Для нее, для Изольды. Он хотел полюбить. Полюбить эту нежную, домашнюю женщину. Наверное, такой была его мать. Почему-то именно такой она ему представлялась - теплой, уютной...
Несс остановилась и топнула ногой. Что-то рассердило ее. А, вон деревенские мальчишки гонятся за кошкой с камнями. Несс поспешила на помощь.
"Характером, вероятно, в отца", - подумал Синдбад, устремляясь за девчушкой.
-Эй, вы!
Дальше она не знала, что говорить. Толпа мальчишек остановилась, и кошка сбежала. Несс замялась. Она не знала, что ей говорить дальше. Главарь банды, мальчишка явно старше и сильнее Несс, с угрожающим видом двинулся на малышку. Краем глаза она увидела под ногой большой камень. Быстро нагнувшись, она схватила его и замахнулась.
-Не подходи!
Мальчишки и правда попятились, потому что сзади Несс подходил Синдбад. Он всего-навсего поднял бровь, но они сочли более разумным ретироваться. Немного испуганная, но торжествующая Несс прижалась к коленям мужчины.
-Теперь я точно знаю, что ты - мой папа.
Капитана точно ударило громом. Он почувствовал острую, адскую необходимость защитить это маленькое, рыжее, отважное существо.

Они возвращались домой, довольные и гордые. Изольда встречала их у самой изгороди.
-Ну, и где вы были? - поинтересовалась она.
Вместо ответа Синдбад притянул ее к себе, не удосужившись обойти изгородь, посмотрел в глубокие зеленые глаза и отчетливо, убеждая себя, всевышнего, весь мир, Изольду и Несс, проговорил:

-Я люблю тебя.

Мейв закрыла оракул и расплакалась. Она за последнее время столько плакала, что ее кожа обветрилась.

состояние ведьмы категорически не нравилось.
-Гельмут! Это нельзя так оставлять! Что ты прикажешь мне делать? М?
-Переплачет! - отвечал Гельмут, - все вы женщины такие!
Состояние Мэйв не улучшалось. Она лежала на кровати часами, наслаждаясь своей болью, когда наблюдала за происходящим в оракуле.
-Я это больше терпеть не намерена! - заявила Лейла и ночью украла и разбила оракул Мэйв. День за днем, месяц за месяцем, рыжая ведьма снова превращалась в красивую и ухоженную женщину. Лейла нежила и холила ее, всеми возможными методами борясь с апатией подруги. Все это время Мэйв спасал только сын.
Команда не раз бывала у них в гостях. Они то и дело порывались забрать ведьму на корабль, но при упоминании о море девушка мрачнела и замыкалась. Ее нервы были расшатаны, постоянное самобичевание доводило ее до истощения. Она кляла себя и свою гордость, но чего теперь кусать локти?
Мунир начал ходить и Мэйв забыла о Синдбаде. По крайней мере, ей так казалось. У нее был свой собственный маленький Синдбад... А уж сам-то бывший капитан о ней действительно думал все меньше - Изольда была беременна. Он с надеждой ждал сына, тая, когда его маленькая девочка, как он звал Несс, обнимала его, сидя у него на коленях. Именно в это время суждено было произойти событиям, которые в который раз изменят его жизнь. На этот раз - окончательно.

Но обо всем по порядку. Длинный коготь чесал козлиную бороду - Скрэтч любовался Руминой, заточенной в куске льда. Из ее груди, причудливо замерзшая в прозрачной глыбе, вырывалась струйка крови.
Скрэтч почесал рог и перевел взгляд на оракул. В нем отразилась счастливая семья, отправляющаяся в чужой город на празднование именин друга Несс.

-Мы давно знакомы, - рассказывала Изольда, - очень давно. Еще до того, как Румина уничтожила мой род... Мы вместе плыли и на Восток... Только мой муж был удачливее в своем желании отомстить... в том смысле, что он смог найти Румину, - Изольда неловко всхлипнула. Моряк молчал, - а потом... У Румины сестра есть...это она похитила Несс, когда узнала, что мы вышли на ее след. Лонан был ранен, и Гельмут остался с ним, а Айлех...
Он впервые назвала имя человека, к которому они шли. Это у его сына, Лонана, были именины. Когда прозвучало слово "Гельмут", Синдбад резко обернулся на Изольду, споткнулся и грохнулся в пыль. Несс засмеялась. Совершенно непонятное выражение царило на его лице, когда он отряхивался. Удивительно, как падения и драки неизменно сопровождали знаменательные события его жизни!
-Что дальше? - спросил он, продолжая свой путь под заливистый смех Несс. Он не разделял ее веселья.
Изольда с трудом говорила, не желая вдаваться в подробности. Ценой своей жизни Айлех спас Несс и Лонана. Мальчик был ранен Сайриной - любимым чудовищем Румины с ядовитыми когтями. Айлех победил Сайрину и раны Лолана зажили по велению магии. Когда Лонан был исцелен, он с отцом бросился спасать Несс и Айлеха.
Лонан был лишь на год старше Несс, но он вывел ее из-под огня Румины, пока Гельмут пытался спасти Айлеха. Безуспешно. Гельмут вынес из рушащейся пещеры окровавленного друга. Он был мертв.
Изольда вздохнула. Несс бежала впереди и не слышала этого рассказа. Даже не рассказа - так, штрихов, каких-то моментов... Никто не знал, почему спаслись дети и Гельмут. Никто, кроме Брин. Но она никогда никому не расскажет, как взбунтовалась против сестры. И в результате едва не рассталась с жизнью. И лишилась памяти.

-А кто мать Лонана? - немного не в тему рассказа спросил Синдбад. Изольда была уверена, что муж хочет отвлечь ее от мрачных мыслей и поддержала. Впрочем, эти воспоминания были тоже не из приятных. Жена Гельмута погибла при нападении Румины, оставив ему единственного сына. Женщина уже собиралась рассказать, что здесь, на Востоке, Гельмут влюбился во второй раз, и его женой стала красавица Лейла, но не успела - им навстречу бежал мальчишка.
-Несс! Изольда!! - кричал он.

-Лонан! - и Изольда обняла мальчугана, - с именинами тебя дорогой! А где отец?
Мальчик указал вдаль, где брел, не спеша, уже знакомый нам вельможа.
-Здесь, на Востоке, Гельмут женился во второй раз и абсолютно счастлив, - быстро закончила свой рассказ Изольда. Настроение капитана превратилось в прах.

9. Пепел Феникса

Капитан Синдбад сухо поздоровался с вельможей. Лучезарная улыбка Гельмута могла покорить любого. Он был счастлив и беззаботен. Они пошли дальше все вместе, живо переговариваясь, и только бывший капитан уныло тащился следом, не признаваясь себе в том, что он боялся, действительно боялся увидеть на этом празднике Мэйв...
...Они столкнулись случайно, в коридоре, она едва не сбила его с ног. Шелка вихрями затанцевали в воздухе и погасли за ее спиной. Он инстинктивно схватил бегущего на него человека, но тут же отпустил.
-Прости.
Мэйв смотрела прямо на него.
-Все нормально, - и после паузы, - капитан Синдбад.
Команда также была приглашена к празднику, но не успевала прибыть. Они бы сейчас расставили все по своим местам! Но нет, их задержали в пути, и все решится иначе.
-Слышал, ты счастлива.
Она кивнула.
-Я тоже.
-Рада за тебя.
И она, мило и скромно улыбнувшись, как улыбаются чужому человеку, поспешила по коридору дальше, прочь от него, увлекая за собой все те же вихри шелка.
-Мэйв! - окликнул он ее, и ткань охватила ее стан, когда женщина резко развернулась к нему.
-Прощай.
Ее взгляд был уверенным и твердым.
-Прощай, капитан Синдбад.
Она послала ему еще одну улыбку, в которой была только нежность, и не более того. Нежность к прошлому, которое она выпускала из своих рук отныне и навсегда. Она всегда будет его любить. Но это не важно.
Он на всю жизнь запомнит эту улыбку. Он будет закрывать глаза и видеть ее перед собой. Он никогда не сумеет разлюбить эту женщину. Несс дергала его за кафтан.
-Идем, папа, идем!
Они праздновали почти три дня. За все это время Синдбад почти не видел Мэйв и не переговаривался с ней ни единым словом. Он познакомился с Лейлой, но его решения это не изменило. Он не мог бросить своих рыжих - двух женщин в этом мире, которые любили его. Которые нуждались в нем. Мэйв была счастлива. Все три дня она была в компании лучших вельмож Востока, и особо мила с одним из них. Тем более он не станет нарушать ее счастье.
Утром третьего дня они отправились в обратный путь. Светило солнце, и Несс вновь бежала впереди, собирая редкие полевые цветы и забавляясь с букашками. И снова они останавливались на ночь в деревнях, как тогда, когда он путешествовал, и шли дальше... Синдбад решил, что конное путешествие по далеко не ровным дорогам будет слишком большим напряжением для его беременной жены, и они ли пешком, очень медленно, наслаждаясь минутами своего счастья. К сожалению, их оставалось не так много..
Скрэтч задумчиво посмотрел на Румину. Он достиг своей цели. Она была целиком в его власти и многое отдаст за право жить... Он вновь заглянул в оракул.
Там Мэйв оперлась о подоконник. Уже неделю она вглядывалась в дорогу, по которой ушел ее любимый.
-Я хочу быть с ним. Я хочу этого больше всего на свете, - неслышно прошептали ее губы.
Скрэтч поморщился.
-Шайтан... Ну хоть раз в жизни нужно соблюсти условия договора!
И он на мгновения задумался, вспоминая события нескольколетней давности. Тогда они с Мэйв заключили договор: она помогает ему уничтожить Румину в обмен на любое ее желание.
Мэйв подняла бровь.
-Я не сотрудничаю с дьяволами. Я и сама прекрасно справлюсь с Руминой...
Но тело ведьмы все же досталось Скрэтчу....
И вот теперь он смотрел в оракул, недовольно почесывая рог.
После встречи с Ариной демон стал сентиментальным. Вообще, должна заметить, что демоны народ жутко сентиментальный и влюбчивый. Вспомните только того безумца, влюбившегося в Тамару! О, он был не одинок! Скрэтч впервые в жизни захотел поступить благородно... Ну, в своем понимании... Хотя, не только первый в жизни благородный порыв руководил дьяволом. У него были далеко идущие планы, но о них станет известно еще не скоро... Или вообще не станет известно - разберешь этих демонов, шесть саббатов на неделе, и рамадан раз в квартал... Или это была месть... Или же урок этим наглым смертным?!
...Со двора послышался детский крик. Синдбад выбежал, схватив саблю. Он давно ею не пользовался, хоть и чистил регулярно. Рука с трудом упражнялась с клинком. Трое гарпий атаковали его семью. Изольда оттолкнула Несс, и сама отмахивалась от нападавших. Ее руки и лицо были исцарапаны. Несс отползла за дом и бросилась бежать. Синдбад боролся с двумя из гарпий, пока третья, удовлетворившись, что ее сестры отвлекают моряка, схватила когтями изможденную Изольду. Едва она отлетела на безопасное расстояние, как две другие бросили атаковать беднягу и устремились за ней.
-Несс! - девочка не отозвалась. Мужчина бросился за гарпиями. Он уже не мог бежать, когда от удалявшихся гарпий отделилась точка и начала падать на землю, прямо на острые камни предгорья.
-Нееет!
И он снова бежал, пока, совершенно без сил, не рухнул у окровавленного тела любимой.
-Несс, - только и сказала Изольда.
-Я люблю тебя, - беспомощно ответил мужчина. Глаза рыжей кельтки в последний раз взглянули на небо. Вместо одной жизни две ушли по небесной дороге. Изольда и нерожденный сын Синдбада возникли перед его затуманенным взглядом. Женщина с ребенком на руках уходили в небо, улыбаясь такой знакомой улыбкой. Улыбкой, с которой его отпускала Мэйв.
-За что?!!
Он тряс безжизненное тело, которое долгий год было его счастьем. Этот год стал целой жизнью. Целой эпохой.
До порта Синдбад не бежал - он едва передвигал ноги. Несс, вероятно, забилась где-то среди такелажа или тюков с грузом, и там провела ночь... замерзшая, уставшая...
Да, это было так. Малышка проснулась утром от крика страшного бородатого моряка. Она вскочила и бросилась бежать. В ее ручонке бвла зажата кукла. Моряк и не видел ее, он просто был пьян. Ему отвечал другой голос - женщина кричала на моряка, отгоняя его от корабля. Лицо женщины пылало злостью. Так получилось, что Несс побежала прямо на нее. Девочка вдруг узнала эту женщину. Тогда, на свадьбе матери и Синдбада ей казалось, что эта женщина похожа на ту, которая похитила ее тогда и из-за которой убили ее отца... Это была Брин. Несс очень боялась ее, но никому не говорила. Теперь, когда лицо Брин пылало, Несс узнала ее и с криком бросилась прочь.

-Брин, да оставь ты его! - Арина уверенно походкой спустилась по трапу. В нее врезалась Несс.
-Несс! Малышка!
Девочка плакала, ее глаза были огромными от ужаса.
-Ну чего ты, Несс?! Все хорошо, не плачь! Брин, ты испугала ребенка!
Дермотт выпрыгнул из-за спины Арины.
-Моя маленькая девочка! Чего ты плачешь, ну?!
-Несс! - послышался голос Синдбада, перекрикивающий даже гул толпы. Он приближался. Внезапно крики людей и животных заглушили голос приближавшегося капитана. Люди разбегались - порт атаковали все те же гарпии. Они мчались прямо к Несс. Малышка как раз увидела капитана, и, вырвавшись из объятий Арины, бросилась к нему. Гарпия подхватила девчушку и подняла ввысь.
-Несс!
Мечи команды сверкнули на солнце. Гарпии действовали по прежней схеме. Но нет, что-то пошло не так. Та сестра, которая держала в руках ребенка вдруг переглянулась с остальными и вместе с ними ринулась на команду. Сделав пике, она бросила ребенка прямо на меч Арины.
Арина с криком подхватила ребенка. Из груди Несс торчало лезвие ее меча. Глаза девочки были неподвижны. Несс, маленькая Несс умерла. Гарпии улетели. У ног Арины плакал капитан.
Ненавижу, когда плачут мужчины. Я не говорю о слабаках и маменькиных сынках, рыдающих от того, что их девушка гуляла с другим. Я говорю о настоящих мужчинах, переживших многое, стоявших на краю не раз и не два, возможно, терявших друзей и близких, возможно, даже прошедших войну. Ненавижу, когда плачут такие мужчины. Потому что мне страшно. Потому что в такие секунды мир рушится, ощутимо и уверенно рушится мир вокруг. С этими слезами вытекает моя жизнь.
Он не успел. Он не смог. Не выполнил завет матери своего ребенка - не спас ее дочь. Не спас Несс. Дубар сгреб брата в охапку и доставил к себе домой. Ему нужно было уснуть, чтобы невыносимая усталость прошла, боль улеглась. Так пройдет не один день. Оставаться в этом городе будет для Синдбада пыткой.
... Капитан сидел у обрыва, бездумно глядя вдаль. Эмоции утихли, но внутренняя пустота все разрасталась, и ее некому было заполнить. Он привык ко многому. К утратам, смерти, предательству. Но смириться с этим он не могу. Сзади послышались шаги. Он не шевелился. Наверное, Арина или Брин. Женщина села рядом с ним, и нога в кожаном сапоге с кинжалом за голенищем мгновенным узнаванием заставила его обернуться. Рядом с ним сидела Мэйв. Она ничего не говорила. Как же хорошо было от ее присутствия, от одного осознания, что она рядом... Точно и не было всех этих страшных событий, точно ничего не случилось, никто не погиб...
-Я скучаю по ним...
-Я знаю, - в тон ему, тихо ответила женщина.
Они так и сидели, разделив горе на двоих, и от этого становилось легче.
Синдбад поднялся первым. Они шли к их поселку - не то городу, не то деревне, шайтан его знает... кто как говорит, кто как понимает...
Мэйв была одета в прежний костюм, так хорошо знакомый капитану - когда она увидела в оракуле нападение гарпий, у нее не было даже времени, чтобы позаботиться о подходящей для путешествий новой одежде. Да-да, именно оракуле, ибо она склеила его втайне от Лейлы.
-Что ты намерен делать дальше?
Он боялся этого вопроса.
-Думаю, заберу из дока "Номад" и соберу новую команду.
"Новую команду"... это прозвучало почти как "забуду о друзьях"... Но его команда плавала с Акимом.Сегодня они уплывали по срочному фрахту, умоляя капитана плыть с ними. Он категорически отказался. Он не думал о том, что "другая команда" в принципе возможна. Поэтому прибытие Акима через три месяца знаменовало бы собой неприятный, но необходимый разговор.
-Возьмешь меня на борт? - спокойно спросила Мэйв, без подтекста и намеков.
Моряк кивнул.
-Я не знаю, что будет дальше. Я не знаю, как я буду жить.
Она молчала.
-Так хочется все забыть! Уехать отсюда, уплыть, уйти! Но три месяца, Мэйв, три месяца до их возвращения!
Как странно было снова произносить ее имя.
Как странно было снова слышать его голос.
Они приближались к дому Дубара. Он стоял на самой окраине поселения.
-Может, сделать вид, что ничего не было? Совсем ничего? - тревожно задумчиво ронял слова капитан.
Мэйв молча шла рядом.
-Мэйв?
Она остановилась.
-Можно попросить тебя о чем-то?
Он испугался того кощунства, которое сейчас скажет.
-Может, попробуем все начать сначала? С самого начала? С нашего с тобой знакомства?
Последние слова были несмелыми, потому что он понял всю мелодраматичность их. Потом сам себе ухмыльнулся и горько проговорил:
-Я -Синдбад. Капитан "Номада".
-Не получится, - и Мэйв слабо улыбнулась. Капитан обреченно кивнул, но Мэйв еще не договорила, - не получится, потому что это будет слишком глупо звучать, посуди сам: "Я- Мэйв, ведьма, а это - твой сын Мунир, капитан Синдбад..."
На нее взглянули два мутных непонимающих глаза. Они были уже во дворе дома Дубара, и Мэйв указала на Ронгара, на коленях которого гулил ребенок, осторожно проводя пальчиком по ножнам.
Первая после смерти Изольды улыбка украсила губы капитана.

...Бриз шевелил волосы моряков. Корабль капитана Акима отправлялся в важное плавание. С причала их провожали Дубар, Синдбад и Мэйв, совсем как тогда, в прошлый раз, когда на месте Мэйв была другая рыжая...

Благодарность: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 13
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.12 22:03. Заголовок: Пройдет не один меся..


Пройдет не один месяц, пока они снова сумеют друг другу доверять. Пока заново, с чистого листа, напишут свою историю. Пока забудутся боль и обиды.
Но это ведь будет совсем другая история, правда? И совсем другие события окрасят ее в разные, прихотливые цвета... А пока двое взрослых, безумно уставших от всего людей шли домой, чтобы попытаться построит новую жизнь из осколков старой. На этом, дорогой читатель, мы покинем наших героев. Оставим им немного покоя -им предстоит трудная душевная работа. Да и слишком много вопросов остались открытыми, слишком многие не поучили то, чего жаждали... Но, с вашего позволения, на этом я откланяюсь, всегда ваша, Песчаная Эфа.

Благодарность: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  2 час. Хитов сегодня: 3
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Ссылки на произведения наших авторов
-